суббота, 3 января 2015 г.

Преодоление (Альбом авторских песен)

                Путь странника




Ловлю я волны, как локатор
Забитой, как эфир, земли.
И я уже прошел экватор
И полюс видится вдали.
Прошел я по пути России
И Украины видел путь
Там я уверовал в Мессию,
И понял я, что в этом суть.
Затем поднялся я в Израиль,
Спустившись ниже всех морей,
Надежды там свои оставил
Как цепи ржавых якорей.
Не раз я думал, может, хватит
Скитаться по больной земле?
На что я жизнь свою потратил,
Нося пожитки в рюкзаке?
Но если шел со всеми в ногу,
Я в общий попадал затор.
Не видел я свою дорогу
И я ходил наперекор.
Наперекор всех деклараций,
Начальств, сообществ и друзей
Наперекор амбиций наций,
Судьбе и сути всех вещей.
И вел меня соленый ветер
Тем, что хлестал мне по лицу
И я оставил все на свете,
Лишь веруя в свою звезду.
    

          Абсорбция




Войдя в невидимую стену,
(Лишь бело-синий видя флаг),
Я поднимался постепенно,
И спотыкался каждый шаг.

А через три я просто падал
(Учился заново ходить),
Вставал, а что поделать? - надо!
Учился вновь я говорить.

Учился заново я слышать,
И смысл не мог я различить.
Не знал, удасться ли мне выжить?
Учился заново я пить.

Учился заново смеяться
Учился заново я сметь,
Учился заново еб.ться,
Учился заново хотеть.

И ничего не получалось,
(Учился заново я жить).
И каждый раз все обрывалась
Во мне невидимая нить.

И я не понимал причины
Столь унизительной судьбы -
Быть может, признак дурачины
Украсил так мои черты?

Быть может, отупенье сердца
Меня постигло навсегда?
Иль сладострастие туземца,
Во мне растящего раба?


                                                                   Унижение





Сука ты, швабра
Сволочь ты, веник
Что нас заставили
Встать на колени
Тем, что внушили мне
Что я безродный,
Ни на что более
Даже не годный.
Сука ты, швабра,
Тебя мне вручали
Те, кто отца здесь
В могилу загнали
Тяжкой и злой
Непосильной работой
Судоржным сном,
Продолжительной рвотой.
Верю буддистам,
В душ переселение
В то, что фашисты,
Здесь стали евреями.
Верю в Машиаха нашего Ешуа,
В то, что Его распинали и вешали.


                      Сабрам




Изумительно, как вы нас сделали
(Самый умный евреи народ)
Шабес-гоями, слугами, стервами
И семитами наоборот.
Хитро мудро и ловко вы сделали
В землю Торы и предков позвав,
На мгновение стали мы смелыми,
Бросив все и рванув на вокзал.
На мгновение стали мы глупыми
И откуда же силы взялись?
Чтобы стать не кошерными трупами,
Унавозив вам райскую жизнь.
И пока восторгались мы сказками
О спасеньи еврейской души,
Вы скупили, как бублики, связками
Все квартиры для нас за гроши.
Ну а нам продавали втридорога,
То, что даром должны были дать.
Мы же шли, чтоб не сдохнуть нам с голода -
На панель, бомжевать, воевать.
Вы себя защитили квиютами
На высоких командных постах
И своей добродетелью дутою,
Унижали в при людных местах,
Называя нас русскими свиньями,
Проститутками, быдлом, скотом
Пока драили, чистили, мыли мы
Вам сортиры с кошерным дерьмом.
Специалисты, актеры, издатели
Убирали, как слуги, ваш дом
Пока вы, одной Торы читатели,
Нам за злато платили говном.
А сговорчивых наших заставили,
Белый выдав им воротничок,
Нагибать нас по вашим же правилам,
Нагибать нас еще и еще.
Чтоб забыли мы, что мы делали,
Кто мы были и стали б еще.
Вы нас сделали. Вы нас сделали
Не пойму, почему так легко?

                         

                      Война





Кто начал эту мерзкую войну,
Когда над головой летят ракеты?
Пыхтишь очередную сигарету,
Как будто ей предотвратишь беду.

Какой, скажи, резон от той войны?
Уже в ушах сирены не стихают,
А ты мобильник судорожно терзаешь,
В надежде дозвонится до жены.

Но связи нет. Как дым от сигарет,
Заполнит грудь сухая бренность мира.
Наступит конец света или нет?
Нет, не сейчас - ракета летит мимо.

Коротенькие сводки новостей
Страна глотает в ломке,
как наркотик:
Здесь - жертвоприношение людей.
Опять бомбят в Беер Шеве и в Сдероте.

Опять ведется раненых подсчет:
Сейчас автобус взорван в Тель-Авиве
Кому, скажите, предъявить мне счет
За мертвых и за тех, кто полуживы?

Но связи нет: закрыт кордон небес -
Нет связи меж народом и властями.
Им начихать, что будет нынче с нами
У них всегда свой в этом интерес.

Они опять затеяли войну,
И вновь наш главный повар на раздаче:
И выборы почти, что на носу,
Опять в бюджете вышла недостача.

Поднять свой рейтинг и спустится в ад.
Поднять налог, убив всех зайцев сразу.
Война для них - всего лишь маскарад.
А мы для них - лишь пушечное мясо.

Спокон веков: есть мы, и есть они,
Кто стравливает меж собой народы,
Кто тонко промывает нам умы,
Суля дары надежды и свободы.

       


           Что такое свобода



 

 

 

Что такое свобода?

Это мочь быть собой.

Даже если голота

Суд вершит над тобой.

 

Даже если сгинают

Тебя в крученный рог,

Даже если ломают,

Как горбушки кусок.

 

Даже если страданье

Побеждает тебя,

Лишь свобода -дерзанье,

Лишь свобода - свята!

 

Как звезда путевода,

Как надежда в ночи.

Временами свобода -

Это - просто идти.

 

Временами свобода -

Это просто терпеть.

А бывает свобода -

С честью лишь умереть.

 

Или просто подняться

Из болотной грязи.

Или просто обняться

С тем, кто дорог в пути.

 

Или просто молиться,

Если скулы свело.

Или просто делиться,


Когда нет ничего.


        

       Самопожертвование

                             



Когда-то я сидел в большом дерме.
Я не скажу, что нынче - в чем-то лучше,
Но понял я, что это - общий случай
И жизнь вообще висит на волоске.

Сей волосок - серебряная нить
Связует нас со смыслом мирозданья,
И чтобы жизнь не стала наказаньем,
Пристало нам за все благодарить.

И все терпеть, как дар лихой судьбы:
И счастье, и несчастье, и страданье,
Но я склоняю голову в молчанье
Пред теми, кто ушел за миражи.

Кто безрассудно прыгнул с головой
В слепую бездну, бросив вызов веку
И с мельницей боролся ветряной
За право быть свободным человеком.

Кто попытался что-то изменить
В извечном том судьбы коловращении
И кто не побоялся заплатить
Любую цену за свои стремленья.

Они любую стену вышли брать,
Они не подчинились наказанью,
И пусть здесь торжествующий палач
Лишает их голов, надежд и званий.

И может быть, то лучший в жизни дар -
Пойти наперекор судьбе и людям
И яда упоительный отвар
Принять из отвратительной посуды.



                       Факел



Памяти Моше Сильмана,
совершившего акт самосожжения на демонстрации протеста в Израиле



Что может сделать человек
В своей стране, где он родился,
Любил, учился и женился,
Служил, как воин, и гордился,
Где за семь бед - один ответ!

Что может сделать человек
Уже больной, уже без силы
Когда осталось до могилы
И так уже не много лет?

Что может сделать человек
В своей стране, где двоедушно
Чиновники на побегушках
У тех, кто любит звон монет
Решают, кто имеет повод
На помощь родины суровой,
А где и повода то нет.

Что может сделать человек,
Когда его борьба за право
Жить в доме, а не спать в канавах
Проиграна уже на нет?

Что может сделать человек
Когда кругом лишь ложь рядится
В наряды партий и газет
В правителей вельможных лица?

Что может сделать эта боль?
А может лишь совсем немного:
Не согласиться, недотрога
На ей навязанную роль.

Сказать всем силам поднебесным:
Начальникам на высоте,
Чиновникам, прилипшим к креслу,
Словно банкнота к их руке.

Сказать всему простому люду,
Соседям, близким и друзьям:
Я - человек! И я не буду
Бомжом скитаться по дворам!

Я - человек, и это значит,
Что я не быдло и не скот,
И может, вам, чинуши, хватит
За скот держать простой народ!

Что может сделать человек?
Сказать лишь так, чтобы услышать
Его смогли в низах и в вышних
Чертогах, где твориться свет.

Что может сделать человек?
Зажечь себя, сгорев как факел
И осветить собою накипь
Налипшую за много лет.

Что может сделать человек,
Являясь нищим и голодным?
Что может сделать он для всех? -
Уйти достойным и свободным!


Преодоление




При столкновеньи идеала
С жестокой прозою земной
От тренья искра вылетала
И обращалася строкой
Стихотворенья. От удара
Статья рождалася на свет.
Из боя - книга получалась
А из сражения - поэт.
Через болезненное тренье,
Чтобы добыть святой огонь,
Рождалось исподволь терпенье,
Жизнь обращалася судьбой.
И каждый раз, когда ты падал
И поднимался вновь и вновь,
Тебе как лучшую награду,
Давались строчки про любовь.
И поднимался ты из песен,
И поднимался ты из слов -
Как поднимался ты из чресел
Из женских, и из ползунков.
Ты поднимался непременно
Как бы невидимой рукой
Кто бы ни ставил на колени
Тебя и ни пинал ногой.
Над будничностью постылой,
Ты поднимался над толпой.
Так ты когда-то из могилы

Поднимешься. И снова - в бой!


Адом Олам (Свет во тьме)





Когда уйду я с никайона,
То буду помнить наизусть
Эту слепую обреченность,
Эту пронзительную грусть.
Эту дурную бесконечность
Это отсутствие надежд,
Эту безрадостную вечность,
Тупое торжество невежд.
Я буду знать, что есть на свете
Такая черная тоска,
Что может быть сильнее смерти,
И безысходней, чем она.
Но в то же время буду помнить,
Как я писал тогда стихи,
Что помогли осилить зло мне,
Объятья разорвав тоски.
И свет во тьме лишь ярче светит,
И пусть сгустился в студень мрак,
Я знаю, что есть Бог на свете,
Даритель муз, податель благ.
Он победил все зло на свете,
Он одолел и эту жуть,
И лишь во тьме Его ты встретишь,
И в этом вся спасенья суть.
Адон Олам, Спасенья царь,
Что прогоняет всю печаль,
Что прогоняет всю тоску,
И побеждает мрак и мглу.
Адон Олам, Великий Бог,
Пред Ним и Запад и Восток
Склонятся вместе навсегда,
Признав Машиаха Христа.
И нет величественней темы
Ни в музыке и ни в стихах
Как сила Божья вошла в немощь
Людскую - Дух восставил прах!
И как когда-то из могилы
Воскрес распятый на кресте,
Так ныне я, почти безсилый
Восславлю свет, что есть во тьме.

Благодать креста


Каждый день ты в чем-то должен
Усмирять себя,
Чтобы путь твой был продолжен
В благодать Христа.
Нелюбимая работа,
Поношенья боль,
Каждодневная забота -
Подойдет на роль
Усмирительной рубашки,
И тугой узды.
Не дает тебе поблажки
Жало во плоти.
Чтобы дух имел над плотью
Верх и был в чести,
Должен пребывать в работе
И тебя вести.
Чтоб вошло в твою привычку
Усмирять себя,
Став обычною отмычкой
Двери в небеса.
Лишь себя преодолевши,
Сможешь устоять,
Сбросив ветхие одежды,
Новые принять.


                                          Новый путь


Знай, от незнания до знаний
Лежит тяжелый долгий путь
Зубрежек и запоминаний,
Учителей сизифов труд,
В гранит наук вгрызаться горько
Сколько учебников ты смог
Прочесть от корки и до корки,
Наверно, знает один Бог.
От знания до пониманья
Еще труднее сделать шаг.
Тут мало одного старанья, 
Должна проснуться тут душа,
Огонь любви проникнуть в сердце,
И запульсировать в нем мысль
И из пробитых в нем отверстий
Забрезжит свет, зовущий в высь.
От пониманья до принятья
Еще тернистей будет путь
Усвоив истину понятья,
Ты должен ею начать жить.
Пройдешь ты испытаний много
И искушений огневых,
Свой крест получишь ты от Бога,
И понесешь, себя сломив.
- О, это невозможно, Боже! -
Твоя противится душа, 
И как норовистая лошадь,
Не будешь слушать ездока.
Наездник твой, умелый малый,
Но сколько времени пройдет,
Пока смирит тебя и жало
В тебе ни принесет свой плод?
Тогда от знания к незнанью 
Ты побежишь, замкнуши круг,
Великолепно помазанье -
И Бог твой самый лучший друг!
Он поведет тебя дорогой,
Что будет знать лишь только Он,
И под рукою Его строгой
Ты новым поспешишь путем.




                                         Божий промысел

        

Господь созиждет Царство Божье
На это страждущей земле
Он разрушает все, что ложно
А истину растит, как хлеб.
Он золото творит на пробу,
Переплавляя жизни муть.
Он вызывает из утробы
Младенцев, отправляя в путь.
Он сестрам раздает по серьгам:
Игрушки - детям, взрослым - суть.
Он милость подает всем бедным,
Богатым не дает уснуть.
Он очищает бриллианты
От каждодневной суеты.
Художник, Он творит таланты
Из злой превратности судьбы.
Так зло Он превращает в благо,
Им покрывая, как навоз
Наш мир. Подпитывая влагой,
Он тащит этот мир, как воз.
Он и на этот раз телегу
Из буйства грязи извлечет,
Опять накормит нищих хлебом,
Богатым даст Он разворот.
В крови и жертвах революций,
Он зло унизит и попрет.
И на обломках эволюций
Как роза, правда расцветет.


Комментариев нет:

Отправка комментария