суббота, 30 октября 2021 г.

О себе, любимом

 

Жалеть себя




Жалеть себя - любимым делом
Не назову, но вместе с тем,
Я занимаюсь им умело
С большим самозабвением.
Так хочется себя погладить,
И пожалеть, и всё простить,
И чтоб всё было в шоколаде,
И сладко спать и сладко жить.
С какой любовью потираю
Больное место и ушиб -
Ну кто ещё достоин рая?
Кому приличествует нимб?
В искусстве самооправданья
Мне гарантирован успех.
Я прилагаю все старанья,
Чтоб выглядеть не хуже всех.
Так почему в делах порою
Успех обходит стороной,
В своих глазах я много стою,
Достоин почести любой?
И почему ж порой так гадко
Мне на душе, я как в дерьме? -
В себе не вижу недостатков
В увеличительном в стекле...


Любовь к себе




Ищу всегда с собою встречи,
При этом сторонюсь себя.
Своей любовью покалечен,
И все же я люблю себя.
А Бог моей желает смерти
И дал мне крест и дал врага,
Не просто верить, уж поверте,
Во убивающих тебя.
При этом знаю, будет лучше,
Когда взойду с Тобой на крест,
И хоть сегодня буду мучим,
Но завтра воспою - воскрес!
При этом знаю, я - двужильный,
Что главный враг себе - я сам.
Но я люблю себя так сильно,
Что не признаюсь себе сам.




Молитва про прохождении материальных трудностей




Жизнь больна и этого не видят
Только лишь влюбленные юнцы.
Не прошедших школу ненавидеть
Здесь все меньше,
Все короче сны,
Что уносят в облачные дали
И зовут обиженных судьбой,
Нынче деньги стали, как  медали,
И зовут героев за собой.
И какой измерить себя мерой,
Если настоящее в облом?
Лишь молю - да не скудеет вера,
Не имея ничего притом,
Стань же мне, Спаситель, утешеньем,
Если процветания не дал,
Не лишай меня и вдохновенья,
Если остальное всё отнял.




Любовь и разум





Любовь снимает все преграды
И допускает до себя,
И потому спешить не надо
Любить всем сердцем всех и вся.

Преграды зло от нас отводят
И защищают от проблем,
И потому, хоть любят двое,
Но беззащитны вместе с тем.

Они открыты друг для друга,
Ведь у Адама взял ребро
Господь для Евы, ближе друга
Не предназначив для него.

Открыв пред нею его сердце,
И беззащитен стал Адам
И зло в распахнутую дверцу
Ворвалось по её следам.

Умеют козни строить черти,
Свели наивного юнца.
И стал Адам внезапно смертен,
А Ева змею отдана.

И что теперь? Конец известен.
И первая пролилась кровь.
Всё потерял: и рай, и честь он,
Вот вам, друзья, и вся любовь.

А потому имея жажду
Любить, чтоб больше не страдать,
Вы не спешите перед каждым
Навстречу сердце открывать.



Ценное приобретение



Я хочу эти длинные ноги,
Я хочу эту девичью грудь,
Ах, не будьте же вы ко мне строги,
Мне без них самому не уснуть -
Так я думал, когда был моложе,
Обижался, что не получал,
И на неразделённом с ней ложе,
Я страдал, умирал, погибал.
А потом был период услады,
Я имел тогда всё, что хотел,
И "хочу" превратилось вдруг в "надо",
Как? Заметить я и не успел.
Вышло так по охотке,  по воле
Получилось само по себе,
И душа моя, выбрав неволю,
На семейном повисла крючке...

Я уже с нею несколько пожил,
И косою на камень нашёл,
На одном, разделенном с ней ложе
Умирал я, но все ж, не ушёл.
И моя бытовая Голгофа
Стала мне приносить барыши,
Когда кончилась катастрофа
Для моей исстрадавшей души.
И теперь уж она захотела,
И мне стала любовью служить,
Когда стали мы с ней одним телом
И сплелись воединую нить.



Право собственности





Когда б ни срезал розу нищий маг,
Она бы до сих пор ещё цвела
Пленяла красотой своей бродяг
И в полный возраст тихо умерла.

Но он посмел и розовый бутон
Завял в трёхдневный срок и облетел
И насладился красотой лишь он,
Тот маг, и много меньше, чем хотел.

Сорвать цветок - совсем не тяжкий труд,
И только своё эго ублажить
Стремится тот, кто в действии не мудр,
Для этого ли нам случилось жить?

Пойми же, что и розы красота,
И мир вокруг, но даже и ты сам
Живут подобно временным дарам
И никому здесь не принадлежа.

Такими и останутся всегда
И как бы ни хотелось
Их отнять,
Украсть, забрать, присвоить, обладать -
Напрасный труд и жизнь прожита зря.

Куда важнее научиться жить
Так, чтоб ценить и видеть красоту
Что не тебе она принадлежит,
По праву всё принадлежит Творцу.


Выбор




Любовь и ненависть - два Царства. Посреди
И между ними есть граница - выбор,
Подумай хорошо, куда войти,
И пребывать, как в водоеме рыба.
И если выбираешь ты любовь,
То всё вокруг тебя приходит в норму,
Пускай не сразу, подтверждая вновь
И вновь, свой выбор делая упорно.
И будучи испытанным, от зла
И найденным верховной силой верным,
Притом не мстящим злому за себя,
Прощая подлецу, лжецу и стерве,
Ты попадаешь в неприметный рай - 
В среду, где дышит все вокруг здоровьем,
Ты сделал выбор, теперь твердо знай,
Уже ты сам был выбранный любовью.




Примятая трава




Примятая трава должна вернуться
И обрести былую форму, вид.
Под бременем она пошевельнуться
Не смела, не могла.
Замучил быт,
Рутина, спешка, вечная работа,
Долги, что этой жизни мы должны -
Где этой повседневной нашей рвоты
Уже не замечаем часто мы.
Усталость, что накоплена годами,
Ошибки, что с процентами берут,
Ну и конечно, эта злая память,
Которой ту неволю стерегут.

Стоп!.. Где же подевалось наслажденье,
Где беззаботность?  Лёгкость? Пенье птиц?
Где радость? Свойство детства - удивленье,
И красота идущих встречно лиц?
Где каждый шаг, что чувствуешь иначе,
Где это ликованье бытия,
В котором каждый миг столь много значит,
Где тождество понятий
"Жизнь" и "я"?..

Так придавило, что склонился ниц я,
Старик, где в покаянии - ответ...
Траве необходимо распрямиться
От тяжести уже ушедших лет.

Старость




Спит тело, душа же летает
В небесных бесплотных краях,
Пилот в это время всё знает,
Проснётся, не вспомнит о снах.
Вся жизнь - только снов этих ради,
А здесь,  на земле, он - старик,
Болезнью прикован к кровати,
И телом, и духом поник.
И только лишь Божия милость,
Хранит его жизнь, словно сон.
А здесь на земле ждут уныло
Альцгеймер и Паркинсон.
И вся стариковская немощь,
Болезни и сон забытья,
Даны ему, бедному, в помощь,
Чтоб понял, чья правит рука.

Имя дела




Как пчёлка, трудится трудяжка -
Такой внутри закон -
Лентяю кажется то тяжким,
Но ведь несчастен он.
Ну а она, трудясь усердно,
Довольная вполне,
Она на месте своем верно,
И значит, - на коне.
А он найти себя не может,
И всё ему не так,
То истину в вино положит,
То выпьет просто так.
И не найти себя бедняге,
Покуда хочет он,
Жить, как безвестная дворняга,
Без дела, без имен.



Дуракам




Опять вступаю в споры о законе.
О, Боже, сколько много дураков
Уселось на своём всезнайства троне,
Сидят, не понимая и основ.
Твоим законам всё здесь подотчетно:
Травинки рост и путь большой звезды,
Всё утчетно, лишь только без учета
Живут на белом свете  дураки.
Но нарекать на них себе дороже,
И всяк, кто спорит с ними напролом,
Себя проявит тем, и что он тоже
Окажется таким же дураком.





Небесный судья




Ты также открыт для любого суда,
Как всякий, кого судишь ты.
Небесного есть призыванье огня
На суд неземной красоты.
И он справедлив, как в аптеке весы,
И он беспристрастен, как Бог.
На чашу весов ты себя положи,
Коль взвесить другого ты смог.
И вот приступили стихии к тебе
Судить твое дело, ты рад?
И в сердце копались, и в нижнем белье,
Исследовали компромат.
А был ли ты прав по законам земли? -
Судили усердно притом.
А был ли ты прав по законам любви?
И был ли ты правым во всём?
Смирился ли перед верховным судьей
И предал ли дело Ему?
Не мстил за себя беспощадной рукой?
Желал ли добра ты врагу?
И если ты чистым был найден во всем,
Тогда и победа твоя,
Но прежде, чем хочешь предстать пред судом,
Пристрастно исследуй себя.
Чтоб не проиграть и не ровен ли час,
Неправду найдут и в тебе
И выплатишь всё до последнего, раз
Уж ты обратился к судье.


Послесловие




Хотя я прав, но вынужден уйти,
Затем, что вы не доросли до правды.
Я проложил всем вам свои следы,
Решитесь ли идти по ним вы завтра?

Совсем не я ведь начал этот бой,
Совсем не вы меня ведь полюбили,
К чему же мыслей мне печальный рой?
Неужто мы друг другом дорожили?

Любовь без истины - несовершенный плод,
Она не мало принесёт страданий,
И истины, что без любви живёт,
Не лучше ли любое наказанье?

И вот опять заданье на разрыв.
И вновь я ухожу не попрощавшись.
И вспоминаю первый мой порыв,
Что безрассуден был, в сие ввязавшись.


Не жалею




Я не жалею,  что молчал.
И говорил что, не жалею.
Я не жалею, что я мал,
И что хочу, чего не смею.
Чеканкой выбиты шаги
И жизни вышиты узоры,
Я не жалею, что любви
Я посылал свои укоры.
И не жалею, что любил,
И не жалею, что я трусил.
И не жалею, что я был,
И жизнь клубком запутал в узел.
За то, что я нагородил
Я не жалею даже дважды.
Пришёл Господь и разрубил
Гордеев узел моей жажды.
И я таков,  каков я есть,
И принимаю с потрохами
Всего себя, свой стыд и честь,
Всю жизнь с болями и дарами.
Я принимаю и сдаюсь
Перед Тобой, мой Искупитель,
Я не жалею, что я тщусь
Попасть, Господь, в Твою обитель.
Я не жалею ни о чём,
Что не жалею, не жалею,
Я доверяю. Ты - мой Дом.
В Твоей любви я пламенею.


суббота, 23 октября 2021 г.

Крылья

Крылья


Я хотел бы знать цену всему,
Я хотел бы почувствовать вес.
Невесомость я тоже пойму,
Как и тяжесть, что долго я нес.
И сравнение двух величин
Окрылит и раздавит тебя,
Ты небесных высот гражданин,
На плечах твоих ноша - земля.
И когда не хватает любви,
Я стремлю свой полет в небеса,
А когда не хватает земли,
Погружаюсь в людские дела.
Так курсирую между двух мест,
И иной не дано мне судьбы,
Распинает меня этот крест,
Чтобы крылья окрепли мои.



    
Любовь и разум


Любовь снимает все преграды
И допускает до себя,
И потому спешить не надо
Любить всем сердцем всех и вся.

Преграды зло от нас отводят
И защищают от проблем,
И потому, хоть любят двое,
Но беззащитны вместе с тем.

Они открыты друг для друга,
Ведь у Адама взял ребро
Господь для Евы, ближе друга
Не предназначив для него.

Открыв пред нею его сердце,
И беззащитен стал Адам
И зло в распахнутую дверцу
Ворвалось по её следам.

Умеют козни строить черти,
Свели наивного юнца.
И стал Адам внезапно смертен,
А Ева змею отдана.

И что теперь? Конец известен.
И первая пролилась кровь.
Всё потерял: и рай, и честь он,
Вот вам, друзья, и вся любовь.

А потому имея жажду
Любить, чтоб больше не страдать,
Вы не спешите перед каждым
Навстречу сердце открывать.



Переплавка









Я так устал от потрясений.
Ну сколько можно, Боже мой,
Страдать от кораблекрушений,
Расплачиваясь головой?
Опять сорвали мне обедню
Враги, друзья, что им под стать,
Да, просчитался я намедни,
Но Ты бы мог и поддержать.
Не поддержал... Теперь хотя бы
Ты компенсируй мне добром,
Пошли победу Твоим слабым
Неумным воинам притом.
Ведь сильный не Тебя прославит,
Себе и умный честь воздаст...
Но Бог молчит, и дальше плавит.
Молчит и плавит каждый раз.





Беспечность


В желудке легкость -
легкость на душе,
Суть времени вполне осуществима:
Оно течёт, как пламя на свече,
Чтобы пройти в конечном счёте мимо.
Когда поймешь, что времени здесь нет,
Простым прохожим попадаешь в вечность.
Всё лишь игра - веселый ход планет,
Игра Творца, творящего беспечность.
Но страсти, страсти, бешенно кипят,
И рвутся в напряженьи жилы, нервы,
Кого похлебкой где-то обделят,
Кого-то - справедливостью и верой.
И понял я внезапно эту суть
И лень свою - желанье неучастья
В круговороте, создающем муть.
Живу теперь, испытывая счастье.





Поэзия


Поэзии душа желает -
Уже под ложечкой сосёт!
И всё пройдет, и всё растает,
Но слово вечное живёт.
И неподвластно оно тленью,
Хоть тленен сам ее предмет:
Кленовый лист, наряд осенний,
Бег времени и ход планет.
Не обойтись без червоточен -
Невесты праздничный наряд
Весь состоит из черных точек,
Что нам о смерти говорят.
Всё исчезает и под властью
Слепого тления живёт,
Не исчезает только счастье
И мысли праведной полёт.
Поэзия, как ты прекрасна!
Живи, пожалуйста во мне,
Когда уйду я в день ненастный
С Тобою, Богом на земле.




Небесное бремя


Не в каждом слове - Бог,
но есть слова,
Которые живут, как в небе птицы,
От них порой кружится голова,
От них бывает, что всю ночь не спится.

Такое слово может быть в судьбе
Подобно свае, оно держит землю,
Пока ты на воздушном корабле,
Плывёшь вокруг неё и небу внемлешь.

И вот тогда воистину легко,
И бремя жизни сладко и приятно,
Лишь потому, что за тебя давно
Твой крест уже понёс один распятый.





Оловянный солдатик


В уничижения горниле
Толкли меня немало лет
Вопрос стоял так: или - или?
Смирюсь я или меня нет?
Но жизнь во мне упрямым эго
Все пробивалась под катком
Я прорывался из-под снега,
И проливался я дождём.
Ломались чувства и привычки,
Характер, жизненный уклад,
О, Боже, чем я был напичкан?!
Какою ерундой богат!
Снимая следущую стружку,
Бог приговаривал: Не дрейфь!
И снова брал меня на мушку,
И новый взамывал мой сейф.
И всякий раз опустошенный,
Я наполнялся бытием,
Рождало творческое лоно
Свой торжествующий псалом.
И всякий раз отрок смиренный
Вновь воскресал и снова жил.
Солдатиком умалишенным
И оловянным, видно, был.




Часы


Если жизнь наполнена делами,
То она приятнее, чем смерть.
Ежедневным было умиранье
От безделья, хуже, чем болеть.
Но когда ты в действии
крылатом,
Подключен к невидимой волне,
Ты себя не мыслишь виноватым
И надежда  скачет на коне.
И секрет твоей счастливой жизни
Состоит, по видимому, в том,
Что ты лишь деталька в механизме,
Созданном и движимом Творцом.
Может, винтик, или там пружинка,
Стрелке помогающий идти,
Ты на время встал из-за соринки,
Мастер подчинил свои часы.



Тело


Благодарю Тебя за тело,
Благодарю за инструмент,
Что был сначала неумелым,
Как оголенный провод - нерв.
Потом его и одевали,
И пеленали, и несли,
И также имя ему дали,
В учёта книги занесли,
Кормили и тренировали,
Учили по полу ходить,
И на горшок его сажали,
И заставляли говорить.
Письму и счёту научили,
В профессию его ввели,
И дисциплиною морили,
И в мир отправили - плыви!
И я поплыл, ещё не ведав,
Что тело то - ещё не я,
Когда я завтракал, обедал,
Кормил его я, не себя.
Когда ж душа моя взлетела
И посмотрела на него,
То понял я, что я - не тело,
Что тело - лишь костюм и всё!
Словно обёртка из бумаги,
Оно сотрется, и сгниёт,
Но из его житейской саги
Я должен вынести урок.
Что я - душа, соединиться
Мечтаю со своим Творцом,
Как тело требует жениться,
Душа стремится в вечный Дом.
Но для чего дано мне тело?
Для осознания души!
Душа без тела б не сумела
До этих выводов дойти.



Тайна


Есть невидимость грани - ты вроде бы здесь,
Но уже пребываешь ты там,
Где тебя не достанет хула и ни лесть,
И ни стыд, и ни страх, и ни срам.
Эта грань незаметна на глаз и на слух,
Не увидишь ее в микроскоп,
И лишь сердце узнает -
Пришел вечный друг,
Тот, что ляжет с тобою и в гроб.
Постоите тогда, помолчите вдвоем,
Перекинетесь словом - двумя,
И останется долго с тобою потом
Мир в душе, а на сердце - весна.
И ты будешь годами искать наобум,
Где та грань между вами легла
Но не сможет понять твой разбуженный ум,
Этой тайны, увы, никогда.