пятница, 30 октября 2015 г.

Осенние проводы

Затишье

Радость

За окном

Письма

воскресенье, 25 октября 2015 г.

Поэт и город. Альбом песен на стихи Андрея Блинова.



Случайная встреча







Первый дождь








Муза








Осенний романс









Споры








Холода нелюбви







Иначе сошел бы с ума






Лететь







Перемена






Преодолевая себя






Мена







Горизонт







На погосте








Семья







Исповедь старого прапорщика








Эхо









Блаженная радость








Ночное






Нелепая смерть








Послесловие








Ностальгия









Лес





Песня дождя






Плачет верба






Родина




Душа





Разговор





Дополнительная жизнь




Тихая радость





Слияние






Утро










среда, 14 октября 2015 г.

Плачет верба

Песня дождя

Лес

Ностальгия

Послесловие

Нелепая смерть

вторник, 13 октября 2015 г.

Ночное

Исповедь старого прапорщика

Семья

На погосте

Горизонт

воскресенье, 11 октября 2015 г.

Лететь, прорываясь на свет

Иначе сошел бы с ума

Холода нелюбви

Осенний романс

Муза

пятница, 2 октября 2015 г.

Судьба. Альбом авторских песен


Точка отсчета



Я, вечно не дошедший до вершины   
И вечно не додумавший всего,
Не докопал до истинной причины, 
И не достигнул толком ничего.
Бросающий дела на полдороге,   
Уткнувшийся в незримый потолок,
Сбивающий колени, руки, ноги   
И душу рвущий всю наискосок.       
Расколотый на части и не цельный,   
Недострадавшийся до простоты,
До той черты, где каждая отдельность
Слилась в единство неба и земли.  
Споткнувшись о свое несовершенство,                                            
Забывший, потерявший, заблудив -
Я понимаю,  так, как знал блаженство, 
Я понимаю, так, как я любил.



Упущение


Я видел сон подробный как кино,
Сюжетом из забытого уж века,                                                                      
Я собирался ехать далеко,               
Уже купил плацкартные билеты,
И поезд все никак не отходил,
Сновали люди в спешке по перрону,
И я стоял у поезда, курил,
И набивались люди по вагонам.
Он ждал чего-то  и я тоже ждал           
И непонятно было, в чем задержка?
Я пристально рассматривал вокзал,
И отошел от поезда за чем-то.
Когда же вернулся, поезд отходил
И тронулcя уже состав груженный,
И если бы хотел, то я вскочил
Бы на подножку первого вагона. 
Но он мне показался грязен, мал,
И я решил вскочить вагоном через, 
Но предо мной пронесся весь состав,
И оказались запертыми двери.
И с той поры преследует давно
Меня тот сон внезапным пониманьем:  
Неужто жизнь моя как то кино -
Цепь нереализованных желаний.


Гидрометцентр


Пусть на листке озерной глади      
Оставит небо свой эскиз, 
Лишь чистоты сердечной ради
Сольются вместе верх и низ.

Когда же ветер гонит волны,
Гармония небесных сфер
Искажена, и мир наполнен    
Тревожным шорохом дерев.

Когда же небо скроют тучи,
Спасет надежда лишь одна,
Что завтра будет день получше,   
И будет солнышко с утра. 
 
А если грянет гром звучащий,  
Как барабаны на войне,
То это - битва с настоящим
Того, что будет. Свет во тьме
 
Пронзит, словно разящий выстрел,
Громады темных облаков 
И дождь, словно подарок свыше,
Прольет свободу из оков.


А если в сердце свет сияет,
То непогода не страшна,
Над облаками дух летает
И тьма всегда поражена.


Упрямый горшок


В пример  поставив Авраама, 
И обращаясь к Тебе, Бог,
Из глины созданный, упрямо  
Горшечнику кричал горшок.

Хоть знал, что будет он разбитый, 
Чрез час, а может, пять минут,   
Неоднократно жизнью битый,     
Он ухватить пытался суть.

- Ты дал мне опыт поражений, 
Но опыта не дал побед.
Почти не знал я достижений,
А скоро уж - и на тот свет.    

И хоть изведал Твою милость,
И тёк божественный глагол,
Ты Илии не дал мне милоть,
Не повергал моих врагов.    

Так понял я, связуя нити,
На колесе крутясь Твоем,    
Тебе не нужен победитель,
Ты сотворил меня горшком.

Позволь совет дать, о, Правитель, 
Хоть я горшок для нужд и бед,
Коль нужен будет победитель,
Ему привей Ты вкус побед.


Закон творчества


Я много лет не знал закона
О натяженьи тетивы.
Стрела не может без разгона
Лететь, а Слово - без судьбы.

От легкой жизни нету прока.
А коль натянута струна,
Пускай она не без порока,
Но зазвучать она должна.

И создается напряженье
Всех сил и на разрыв души,   
А без него нет вдохновенья, 
Хоть кол на голове теши.

Судьба



Она страдала сильно каждый раз, 
Когда у ней опять не получалось -
Выскальзывал из пальцев карандаш
И клавиша как нужно не звучала.  

Но наконец, мелодия сама
Направила натруженные звуки,
Рисунок точно лег, как колея
Свободно повинуя сердцу руки.   

Осталась малость - научиться ей
Жить также сладко, как и рисовалось, 
Но тысячи невидимых камней
Явились ей, как из-под  покрывала

Ее надежд, и веры, и любви   
И она вновь на каждом спотыкалась,      
Ей эти камни были не свои,
Она не знала, как ей быть? Устала.

Но наконец, и камни поддались,
Как будто кто-то расчищал дорогу,
Она пошла свободная, как жизнь,
Благодарить не забывая Бога.

Пока она не встретила в пути
Того, кто ей покой и сон нарушил,
Не удалось его ей обойти,
Глаза ослепли, заложило уши.

И снова она была тет-а-тет
Со своей болью,  со своим страданьем
И в этот раз спасла лишь только смерть, 
Закрыв от боли вечным одеяньем.


Жадность


Куда бежать от жизни? Только в сон
Прерывистый,  похмельный и короткий, 
Не нравиться мне мир и люди в нем,
Похожие на денежные бочки.

У них один закон - все рвать и рвать,
Да под себя побольше от соседа,    
Преступен здесь отец, преступна мать,     
Рождая чадо жадным на потребу.

Как можно в этом мире не страдать?
Как можно их любить, заплывших в жире? 
У них закон один - все жрать,  да жрать,      
Да роскошью забить свои квартиры. 

Они же в этом мире взяли все - 
И власть, и суд - они глумятся в силе!
У них закон один - еще, еще!
Что есть еще, на чем не поживились?

Не зависть говорит сейчас с тобой,
А плачь по похороненным надеждам, 
Как жадность поживилась всей землей,
Оставив утешение невеждам.


Любить


Всяк спасается, чем может:
Кто - добром, кто - красотой,  
Кто - терпеньем, что день прожит,
Кто - игрушкой заводной.
Кто - душевным разговором,
Кто - глаза на все закрыв, 
И завесив окна шторой,   
Уши ватой заложив,
Чтоб не видеть и не слышать
Все, что  мучит и вредит,
Кто-то просто ровно дышит, - 
За здоровием следит.
Кто махнув на все рукою -
"Да гори оно огнем!" -     
Кто - стаканом, кто - иглою,     
Кто - коплением, рублем.
Кто спасается карьерой, 
Кто - служеньем увлечен, 
Кто-то - делом,  кто-то - верой,
Только любящий спасен.


Бегство



Когда уснул в успокоеньи,    
Потребовался встряс.
Ведь в наступившем онеменьи 
Замолкнул Божий глас.  

И бросил камень на средину
Отстоянной воды,  
И разошлись на сердце винном,
Пульсируя,  круги.    

И потревожен на мгновенье
Кладбищенский мой сон,   
Прислушайся,  ты слышишь пенье,
Похожее на стон?

Вот так живу я, разрываясь,
От жажды тишины,                       
А в тишине я только каюсь,
Что убежал с войны.


Люблю



Люблю, когда случайный ветер
Касается душевных лир,
Когда забыв про все на свете,
Спешу я на небесный пир.
Когда Господь творит, что хочет, 
А ты внимаешь лишь Ему.
То запоет, то запророчит,
И все, что скажет, быть тому.
Люблю, когда маршрутом странным
Тебя он исподволь ведет 
То за порог, то в дальни страны,
То за ближайший поворот. 
Люблю я ожиданье чуда
И узнавать Его шаги,
Тарелкой из Его посуды,
Что в ожидании еды.


Орфей



Когда Орфей за Эвридикой
Спустился в царствие теней,
Он был в уме, и страстью дикой
Не закрывал себе очей.                        
Он знал божественность творенья,
И воспевал Эдемский сад,
И красотою исполненья
Пленять был слушателей рад.
Но полюбивший Эвридику,
Не ведал юноша еще -
Любовь бывает многоликой
И жало бережет свое.
И он спустился в Царство теней
Любовь свою вернуть назад,
И там остался песнопеньем
Напоминать про Божий сад.
Песенка о судьбе
Эх, судьба-судьбинушка, 
Ты - моя кровинушка, 
Ты - моя творинушка,
Ты - моя дитинушка. 
                                             
Земли вожделенные, 
Небо, как вселенная,    
А судьба - проказница,
Прячется и дразнится.

Голубою сосенкой
В небо смотрит, просится, 
Но цыплят по осени,
Перечтет, не спросится.

По полю широкому
Я бродил, где попадя, 
То взлетая соколом, 
То гуляя гоголем.

Разбегалась,  как пути, -
Не проехать, не пройти:
Я везде тебя искал,
Да себя я сам не знал.

То терял, то находил,
Не хватало часто сил.
Но в итоге - не судьба, 
Ты сама меня нашла.

Эх, судьба - судьбинушка, 
Согбенная спинушка,
Неба четвертинушка,
Да земли простынушка.

Попечение


Острота земного искушенья
Превосходит бритву во сто крат,
И свое губительное тленье
Разнесет по венам быстрый яд.
Ты сопротивляешься покуда,
А потом в бессилии падёшь,
И махнув рукою - "Будь, что будет!",
Чашу с ядом мысленно возьмешь.   
Но исчезнет это искушенье
Словно наважденье невесть, 
За собой оставив сожаленье, 
Что ты - слаб, а немощь, как болезнь. 
Ну а как иначе ты узнаешь,
Кто тебя все эти дни берёг?
Свою силу в немощи являя,
За тобою смотрит Господь Бог.