пятница, 19 июня 2015 г.

Небесный альбом




Тень



Вот новый день, он пищу принесет,
Поправит очертания предметов.
Зальет зарею нежной  небосвод ,
И не забудет бедного поэта.

Пошлет строку,  а может, даже две,
Расщедрится , так даст стихотворенье -
Петь соловьем приятно так душе,
И избегать прожорливого тленья .

И в слове отразится целый день,
Многообразный, яркий, многоцветный, 
И в слове отразится Твоя тень,
Дыхание Твоих шагов приветных.

И в этой тени, словно под плащем, 
Укроюсь я и от жары, и пыли,
Еще от поражения мечом
Всех тех, кто злобных слов не позабыли.

А птица Тебе преданным крылом
Взмахнет и словно даст отмашку ночи,
И тень накроет день Твоим плащем,
И просыпаться больше не захочешь.



Дыхание Неба


Скажи, способен ли увидеть,
 Как по ночам растет трава?
 Плетутся веточек изгибы?
 Как вырастает вверх гора?
 И нет в природе нетерпенья,
 Зверь суетою не живет.
 Пронизан золотым сечением
 Над головою небосвод.
 И точно так же, в человеке
 Дховную узришь ли вязь?
 Шаги расчитаны на веки,
 Не прервалась бы с Богом связь.
 Кто ищет в чуде громких зрелищ,
 Тот не увидит, не поймет
 Как косяки идут на нерест,
 И как приносит Слово плод.
 Но ничего нет интересней,
 Как наблюдая за собой,
 Услышать зарожденье песни,
 Увидеть музыки прибой.


Сценарий


Ты знаешь, друже,  что такое жизнь?
Пойми, себе ты не принадлежишь.
Смотри,  перед тобою сто путей. 
Ты думаешь, поди, что ты - ничей?
Но выбравши дорогу для себя,
Узнаешь, что ведешь не ты, она!
Ведь твой сценарий в принципе давно
Написан,  словно повесть для кино.

К примеру,  вот ты выбрал путь из всех -
Карьеру, и богатство, и успех,
Теперь, чтобы успех себе сложить, 
Ты должен будешь цену заплатить.
Для этого сценария цена
Такая, что не раз продашь себя,  
Предашь себя, предашь ты и других,
К богатству нет, пойми, путей иных.
Богатство, может, ты приобретешь, 
Но счастье потеряешь, не найдешь. 
Поймешь ты это уж к концу пути,
И ничего не сможешь  воротить. 

Другой сценарий - любишь ты себя,
Не цель богатство - средство для тебя.
Попробуешь ты в этом мире все,  
Ты удовольствий ищешь, как никто.
Но счастья не изведаешь ты вкус,    
Однажды обнаружив, что ты пуст.
Однажды обнаружив, что, беря,
Ты потеряешь полностью себя.

Найдешь ты счастье, то, что не отнять, 
В сценарии, где будешь отдавать.
К примеру, если любишь ты кого,
И будешь жить ты только для него. 
Найдешь ли дело по своей душе,
Награду ты имеешь в нем уже. 
А будет ли в том деле результат,
Бог знает, не проси иных наград.

Иль избран ты для высшего пути,
Не сомневаясь, истину ищи.
Быть может, все тебя здесь предадут,    
Ведь к истине лежит тернистый путь.
Всему свой срок - спеши иль не спеши,
Найдешь ты Бога - это цель пути.
Когда Ему ты свою жизнь отдашь,    
Найдешь себя, и душу свою спас.
Законов счастья в мире нет иных -
Живи не для себя, а для других.
 
Ты знаешь, друже,  что такое жизнь?
Пойми, себе ты не принадлежишь.




Неестественный отбор






Птичка песенку поет.
И не сеет, и не жнет, 
Но имеет для себя
И одежду,  и корма. 

Рыбка по морю плывет, 
Но при этом не поет.
Просто так она живет,
Хоть не сеет и не жнет.

И лишь только человек
Пашет, сеет весь свой век
Голодает, хоть и жнет,
Существует,  не живет.   

Редко песенку поет,
Почему он так живет?
Рядом с ним сосед живет, 
Что не сеет и не жнет.   

Но сосед лишь знает,  как
Все присвоить просто так    
Он - хозяин, не батрак   
Потому что, знает как.

Он имеет за двоих,
За троих,  за семерых.
Говорит, что он - не вор,
Все - естественный отбор.
                            
Он находчивей, умней, 
Он породистых кровей. 
У него не просто так
Доля нищих и бродяг.

Что сказать вам за людей?
Лучше ли они зверей?
Сколько расплодил обжор    
Их естественный отбор?


Конформизм


Очки сломались. Я почти без глаз.
Размылись очертания предметов. 
В деталях я уже не вижу вас,
Как будто-бы я вижу с того света.

Очки сломались.  Был вначале шок. 
И люди словно все перемешались.
И юг, и север, запад и восток
И верх, и низ местами поменялись.

Очки сломались. Разве я один
В таком плачевном ныне положеньи?    
Такое ощущенье,  словно мир   
Остался без очков или без зренья.

Добро, как зло, а правда в нем, как ложь
Давно уже перемешались жутко.    
Со снегом перемешивался дождь,
Свобода становилась проституткой.

Во имя мира началась война,
Во имя счастья множится несчастье.
На шум похожа стала тишина.
И целое расколото на части.   

Боец за правду под названьем "Честь"
Пал смертью храбрых и из списков выбыл.
Хвала искусно превратилась в лесть,
Тихонечко сменив любовь на прибыль.

И в пище уже черви завелись, 
И ложь вещает с кафедры священник,
И то, что раньше называлось  "Жизнь"
Уж стало смертью и сменило ценник.  

Очки сломались. Впрочем, я привык
И быстро приспособился к утрате .
Зачем мне видеть ясно каждый миг?
Намного проще жить на автомате.


Фокус





Из крутейшей тачки
Вылезла собачка.
Поводок из кожи
Явно подороже
Всей моей одежки,
И почище ножки
То есть, ее лапки,
Чем мои заплатки. 
Я пропах весь потом,
А она - духами, 
Я был на работе,
А она - в Майями.
Жду я в изможденьи 
Уж два года отпуск.
Жизнь, как представление 
Показала фокус!





Мишень




Разноцветным ярким опереньем
Словно стрелы, пущенные в цель,
Из меня торчат стихотворенья,
Музыка висит, как канитель.

И не надо мне другой заботы,
Жизнь до удивления проста, 
Если знаешь,  по призванью, кто ты
Для чего тебе и жизнь дана.

Я - мишень, и стрелы принимаю
С радостью в худую грудь свою,
Я под них отчайно подставляюсь,
Я их с наслаждением ловлю.
                                                                
У мишени есть секрет особый  -      
Центр притяжения всех сил.
И нет плодотворнее утробы,        
Хоть порою белый свет не мил.

Только ядовитый наконечник
Жизнь в тебе поднимет до небес.
Впереди и за тобою - вечность,
Но сегодня стрел, как темный лес.

Только жизнь отдавшие, воскреснут.  
Только заболевших исцелят,
Только тех, кому сегодня тесно,
Завтра из темниц освободят.



Рецепт стихотворения


В стихах должно быть много неба, 
Ну и немножечко земли.
В стихах должно быть много хлеба,
Ну и немножечко золы.
В стихах должно быть много счастья, 
Чтоб окунаться с головой, 
Ну и немножечко ненастья, 
Чтоб каждый путь увидел свой.
Стихи ведь суть - преодоленье 
Сил притяжения и тайн, 
Стихи - сосудонаполненье
В режиме времени онлайн.
И только лишь небесной лаской
Пробьешь защитный потолок,
Поэту это не подвластно, 
Это умеет только Бог.



                                               Трапеза



И каждый день я прихожу к столу
И для себя там что-то я беру:
С капустой или с мясом пирожок,
Сорвавшийся с цветочка лепесток, 
Горячий и пахучий чебурек,     
А может,  запах йода и аптек,
Усталый,  рюмку водки проглочу
И от жены упреки получу.
И от всего,  я знаю, будет прок,
Когда в кулинарии знаешь толк.
Поймаю птицу Феникса за хвост,
На нем не установлен еще ГОСТ,
Поглажу кошку, внюхаюсь в кусты,
Чтоб я ни взял, то все Твои дары
Или вступлю в неспешный разговор,
Иль поступлю совсем наперекор. 
Иль отмочу соленое словцо,
Нарежу аппетитное сальцо.
И юг, и запад, север и восток
Украсили кулинарией стол,
И сладок каждый мне вина глоток,
И крошки тихо падают на пол.
Я все вкушаю,  пробую на вкус
И уксус, и крапиву, и арбуз
За все я благодарен, чтоб ни ел,
Ведь помню я, как под столом сидел.




Что такое благодать?




Когда начнут болеть слова,
Словно с похмелья голова, 
А запятая и дефис
Скакнут давленьем вверх иль вниз,
А ток, словно дурная кровь,
Прогонит мысли про любовь,
У кошек, коль про них стихи,
Не напряженные хвосты,
Когда простужена тетрадь,
Я призываю благодать. 

Когда слова мои легки, 
То нет в них боли и тоски,
Когда влиятельный дефис
Тверд и надежен, как карниз,
А запятые наотрез
С насиженных не встанут мест,
И кошки вялые хвосты
Ключом басовым напрягли,
Когда не кашляет тетрадь, 
Я излучаю благодать. 

Так в чем же разница, скажи?
О том поведают стихи,
Расскажут, не дадут соврать
Вам, что такое благодать.




                                              


Попытка самоидентификации



Я поднимаю свой взор,
Не мытарь,  не прокурор,

Не лекарь, не адвокат,

Я поднимаю свой взгляд. 


Я получаю слова,

Не пятка, не голова,
Я получаю стихи,
Что просятся из шелухи,



Из недосказанных фраз,

Не летчик, не водолаз,
Не трус даже и не герой -
За дверью стоит геморрой.



День получаю,  как лист,

Не шуллер, не аферист, 
Не мальчик для бития,     
Не воздух для бытия.



Знаю пару шагов

Из недосмотренных снов,  
Я поднимаю свой взгляд   
Но не вперед, не назад.



Ветер в моей голове -

Я прохожу налегке
Или тащу воз проблем, 
Может я глух,  может нем?



Сопровождает меня

Легкость грядущего дня,
Тяжести прожитых лет
Ел я вчера на обед.



Было там пламя свечи,

Были морские ежи,
Шишек поляна и стол
Из грозовых  облаков.
                         
Была свобода и лень
И на завалинке пень
И выростали слова,
Как вырастает трава.                            
                            
Вряд ли я все же поэт,     
Я не коплю на буклет.
Не привлекают меня
С именем важным тома.



Делаю пару шагов

И говорю пару слов
Извне или изнутри, 
Но развязались  шнурки.



Остановился, и вот,

Знаю, меня кто-то ждет.
И у меня много тем,
Что родились из проблем.



Я не привязан ничем, 

Но не спрошу я - зачем?     
Все растолкует мне путь,
И объяснит как нибудь.      
                                                        
Я даже не режиссер,
И не певец, не актер.
Может,  я просто листок? 
Может, я просто, как  Бог?



 Дух Святой



Что такое Дух?
Легкий, словно пух,
Незаметный, словно колебанье
Лепестков цветка,
Бликов от стекла,                              
Вдохновенья и существованья.   
                      
Мягкая волна                         
Света и добра,  
Током пробежавшая по телу.
Все, что ты сказал,                
Делал иль мечтал
По сравненью с Ним   
Так неумело.                             

Что такое Дух?
Это лучший друг
Всем,  кому теснО 
Земли пространство.
Покровитель муз
И создатель уз
Брачного союза постоянства.

Что такое Дух? 
Для открывших слух
Это превосходнейший учитель.  
Утешитель дан,
И целитель ран,
Обновитель и Освободитель. 

И нет таких слов
Передать любовь
Духа,  сотворившего живое,
Духа высоты,
Духа глубины,   
Нас соединяющих с Тобою.
                          
Нежность матерей,                 
Крик грудных детей,             
Радость песни жаворонка в небе,
Подвиг, что был рад
Сделать, Кто распят -
Это все оставил нам в наследье.

Истина и Ты
Это - близнецы,       
Скрепы и пружина мирозданья,  
Труд и красота,                    
Чудо и мечта,
Ну и я, о, Дух,  Твое созданье!




Боль не отвеченных молитв




Пускай, не ягоды, цветочки, 
Но я согласен потерпеть.

Пошли спасительную строчку,
Я все прощу, коль буду петь.



Прощу природы увяданье ,

И унижения до слез,
И безысходность  притязаний, 
И свой не симпатичный нос.



Прощу игру в одни ворота,

Что Ты ведешь уж столько дней,
Со мною, словно с идиотом,    
Прощу за то, что я - еврей.



Что под Твоей рукой смирился,    

Ну, хочешь, до смерти забей,
Что я живу, словно забылся
Без оснований и корней.       



За то, что Твой Великий Гений   

Не смог меня с колен поднять,
Так что не нужно на колени
Мне при молении вставать.



Лишь дай спасительную строчку -

Твой голос бесконечно мил, -
И я прощу Тебя бессрочно,
Я все прощу. Уже простил.




Шедевр


Я сегодня написал шедевр,
Что достал меня до самой почки.
Все в нем было: оголенный нерв,
Свежих рифм целительные строчки.
Виражом крутым блеснула мысль,
Засверкать заставив все творенье,
И открылась глубина и высь 
В крошечном одном стихотвореньи.
Разве можно небо уместить
На одном простом листочке тленном? 
Разве можно умереть и жить 
В тот же час совсем одновременно?
Разве можно так - не зная, знать? 
Не уметь, и каждый раз умея?
Не летать и в тот же миг летать?
И не сметь, одновременно смея?
Разве можно вечность сохранить
В полустертой тленной оболочке? 
Как же мне теперь при этом жить, 
Доставая сам себя до почки?



Безысходная молитва


Когда повозка тащится едва,
Заучены все рытвины дороги,
И мир влачится,  также, как она
И ничего нигде не происходит.   
Все, как и прежде: мир есть и война,
Как прежде,  безымянно гибнут люди,
И почему-то не сведет с ума
Нас эта будничность, так  дальше все и будет.  
И заржавела цепь времен не тех,
И все осталось,  как и было прежде,
Как будто, все устраивает всех,
И разошлись все люди без надежды.
И сытый,  и голодный, и батрак,
Который ежедневно тянет лямку,
И он привык, что все давно не так,
Как надо, и что глухо все,  как в танке.
И нету сил уже ни у кого
Все изменить и оживить пространство,    
Лишь солнце всходит так же высоко,
Став символом дурного постоянства.
Но я прошу, Всевышний, у Тебя,
Молю я, если Ты у нас единый,
То сделай так, чтобы у всех и вся
Болело, коль одно страдает имя.


Ценительница комплиментов



Унитазы и бачки я
Мыл на склоне своих лет,
Как две бабочки ночные
Залетели в туалет.

Как две бабочки ночные
Залетели в туалет,
Мое сердце разбудили,
Соблюдая этикет.

Это радости дерзанье
Не хочу я унимать,
Нет - закону обладанья,
Да - закону созерцать.    

Я им комплимент отвесил -
"Девушки, прекрасны вы!"
Я уже не хмур,  а весел,
Перейду сейчас на "ты". 

А одна сказала мило,          
Прямо посмотрев в глаза, -
"Комплимент я получила
 Не один, а целых два. 

Первый, то, что я прекрасна, 
Спору нет с тобой о том.
А второй - не менье классный -
Что я девушка притом.
Забвение



Забвение травою поросло
И тихо спят безвестные курганы. 
Ушли вперед продвинутые страны, 
Оставив здесь прошедшее былье.  
 
Забвение травою поросло,
И только небо властвует здесь прочно, 
Присутствуя и денно здесь и ночно,
Творя здесь и покой, и волшебство.

Забвение под стражей вышины
Неумолимо, беспощадно лечит, 
Дает анестезию тишины,
От ужасов, что психику калечат.

И раны заростают  как травой.    
Рубцов оврагов долго заживанье, 
И здесь не важно, трус был иль герой -
Земля всех уравняла в одном званьи.

Забвение под стражей облаков.
Но жизнь и здесь причудливо таиться:
Почти слышны и голоса, и лица,
Что спрятаны в хранилищах веков.

Забвение под властью тишины,
Когда же ты свои откроешь тайны?
И выйдут все, кто были неслучайно
И роли что исполнили свои.

Они придут из глубины веков
Свидетели, преступники и судьи,
Они раскроют тайны всех эпох,
И ничего безвестного не будет.

И вот когда забвение уйдет, 
Отдаст земля исчезнувшие лица,
Никто не сможет уж похорониться, 
И вечность из кулисы восстает.