суббота, 25 октября 2014 г.

Путь домой

Путь домой (Альбом авторских песен)

Моя Голгофа 






Моя Голгофа


У каждого - своя Голгофа.
Моя - невидная, в быту.
Но это тоже катастрофа,
Где личность плавится в аду.

Когда ты видел Царство Бога,
Когда обласкан был и мил,
Вдруг опустился до убогих,
И проходимцам ноги мыл.

Но это было лишь вступленье,
А дальше при потере сил,
Сумел достичь ты исступленья,
Хотя о нем ты не просил.

Ты был один. Никто не ведал,
Какой в тебе прошел разлом.
Тебя любили одни беды,
А люди обошли кругом.

Ты был для них, как прокаженный
Никто руки не подавал.
А почему ты обделенный,
Не понимал. Не понимал.

В твоей душе любовь горела,
Ты жаждал так ее отдать,
Ничья душа не захотела
Ее принять. Ее принять.

Но это было первой частью.
Вторая состояла в том,
Что ты пошел искать участья
Далече, кинув отчий дом.

Вошел ты в край обетованья,
В надежды был ты облачен,
И там нашел себе страданье
За что? За что?! За что?!! За что?!!!

Ты не искал уже участья,
И просто жизни был ты рад.
Но обнаружил в одночасье
Ты - раб. Ты - раб! Ты - раб!! Ты - раб!!!

Вот так! Возлюбленный свободы
И в нее поуши влюблен,
Рабом влачишь ты свои годы,
Рабом ты будешь погребен.

Ты - Царский сын, твои лохмотья
С тебя свисают каждый день,
Как части неистлевшей плоти,
Как твоя призрачная тень.

Но дух твой жив! Душа - в спасеньи!
На небе Бог превознесен!
И в этом Божье провиденье,
Что на земле Бог умален.


Обретение 




Ты можешь нынче взять и полюбить
Все то, чего ты раньше ненавидел?
Твоей души спасительная нить
Ведет тебя, куда глаза не видят.
А все, что раньше бережно хранил,
Уносит ветром перемен восточным.
Ты долго жил и многого просил,
Но получал лишь только силы ночью.
И ветер жизни вел тебя к тому,
Чему ты так отчайно упирался.
И имя неприкаянно чему
Ты подбирать так некогда старался.
Ты подошел к границе бытия,
И перешел на территорью вражью,
Там миновал ты поле забытья,
Но облаков надежды там не нажил.
И вот когда прошел предельный срок,
Ты ощутил, что не осталось мочи.
Не понимал, зачем при этом Бог
Тебе еще последний срок отсрочил.
И задыхался в дыме сигарет.
И в паре винном тоже задыхался.
Ты много жил, тебе немало лет.
Ты падал, но при этом поднимался.
Уж не гадал, когда наступит новь.
И сбросит ночь слепое покрывало….
Лишь чуял, как вселенская любовь
Весь этот путь незримо покрывала.


Сладкий плен


Мое богатство и венец.
Моя защита и опора.
Мое начало и конец.
Мое препятствие и фора.
Мой путь, и мера, и весло,
И лодка, и волна, и ветер.
Моя вершина, мое дно,
Моя и удочка, и сети.
Мое как все, так и ничто.
Мой свет, мое же отраженье,
И близкое, и далеко.
Победа или пораженье.
И мой ежесекундный вдох,
И мой ежесекундный выдох.
И в жажде мой воды глоток
И моя жажда, и мой выток.
И наказание мое,
А также и моя награда.
Мое земное бытие,
Моя небесная отрада.
Моя свобода и мой плен,
Мое незнание и знанье,
И воскрешение, и тлен.
И нищета, и процветанье.
Мой и успех, и неуспех,
И ненасытное желанье,
И наслажденье от утех,
И безутешное страданье.
Здесь все мое, и все - Твое,
Когда я, и без оправданий,
Взял и вернул Тебе всего
Себя. Совсем без колебаний.

Вавилон





Ты на златой алтарь достатка
Принес себя, как древний маг.
А кто не хочет жизни сладкой?
Ну, разве что, какой чудак?
Ты с детства начал постепенно
Сжигать себя на том огне,
Что в золото предметы тлена
Преображает на земле.
И шапка та была по Сеньке.
Ты становился золотым:
И за машину, дом и деньги,
Ты свое сердце заложил.
Ты начал относиться к людям,
Как ко ступенечкам в свой храм.
Твой путь, известно, каким будет -
По головам, по головам.
И ты, конечно, был успешным -
Решают деньги в жизни все.
И путал ты святое с грешным
Уже давно. Уже давно.
Империю создал ты банков,
Ты возводил себе дворцы,
Вокруг которых, как поганки,
Трущобы жались нищеты.
И твое слово стало ложью.
И твое сердце стало злым.
Не обходил ты Храмы Божьи,
По выходным, по выходным.
В какой бы ты эпохе ни был,
Ты царствовал почти как Бог.
Ты на горбу рабов до неба
Достать мечтал и почти смог.
Но прочитал в одной я книжке,
Ты думаешь, что это ложь?
Что ты своих богатств лишишься,
И упадешь. Ты упадешь.

Цена



Вода в вино не претворится,
Не станут чудом чудеса,
Ручей не станет серебриться,
Коль не оплачена цена.
И нет для вдохновенной песни
И ни мелодии, ни слов,
Когда не позовет, хоть тресни,
Тебя на подвиги любовь.

Но, чу! Ступают осторожно
Ее неслышные шаги.
И невозможное возможно,
И бремена твои легки.
И вот уже читает Пушкин
Свеженаписанный сонет,
И Бах творит, и даже мушка
Из темноты летит на свет.
И наполняются бокалы,
На свадьбах музыка слышна,
Сил прибавляется усталым,
Душа душой тогда полна.
Как суть, приходит пониманье
Архизапутанных вещей,
Невежеству дается знанье,
Голодному наварят щей.
Получит пятачок убогий,
Округа - колокольный бой.
Лишь потому, что кто-то в Боге
Взял и понес свой крест страстной.
Вода в вино не претворится,
Не станет в мире и чудес,
Если не сможешь покориться  -
Возьми свой крест! Возьми свой крест!


Адам и Ева




Завален шмотками весь шкаф,
Заставлена квартира.
Живу, заранее не прав,
Под взглядом командира.
С трудом пролажу меж тюков, 
Шкафов, столов и стен я.
Да здравствует в веках любовь!
Твержу я непременно.
Я истончаюсь, словно дух,
Под гнетом обстоятельств,
Как поэтична повесть двух
Меж каблуков и платьев!
Не нужен мне другой удел,
Я счастлив, что имею.
Наш брак - не трение двух тел,
Не поиск, где теплее.
Наш брак, как Маяковский стих
Громадой торит годы,
Я прославляю каждый миг
За таинства природы!
Здесь жизнь сама преподнесла
Своих законов тайну.
Я умаляюсь, как вода.
И движусь не случайно.
Я вечно избранный Адам,
Все познающий Еву.
И, может быть, к седым годам,
Если позволит небо,
Мы станем двое, как один,
Как трудно душ слиянье,
Я только знаю - Бог един
И только Он - сиянье!
Свой пропуск на вселенский пир
Нам предоставит небо.
Войдем мы вместе: я и ты
Отпраздновать победу.
Мы были сброшены давно
С небесного престола.
Но мы вернемся все равно.
Ведь нет пути иного.

Пути Господни



Ежесекундно Ты творишь мгновенье.
Ты можешь все, и все Тебе не лень.
Как здорово, что я без напряженья
Провел с Тобою этот светлый день!
Распределяешь каждому Ты тяжесть:
Кому по жизни - страстный крест нести,
Кого-то беспросветностью накажешь,
Кому-то - радость легче пустоты.
Кому-то - восхитительное счастье,
Кому назначишь тяжкую нужду,
Кому-то - искушение дашь властью,
Кому - богатством,
А кому - петлю.
Все соизмерил гармоничной мерой.
Колодец сердца каждого постиг,
Кого-то наградил великой верой,
Кого-то ниже зверя опустил.
Твои дороги неисповедимы
И не понять - зачем и почему?
Одно лишь ясно, что неумолимо
Все будет по желанью Твоему.
И не понять Тебя и не постигнуть
И не достичь предельной глубины.
Кому-то открываешь раны - стигмы,
Кого-то исцеляешь за грехи.
Кого - спасаешь, а кого - погубишь.
Кому даруешь вечность и покой.
Закрыв на все глаза, кого-то любишь.
Кому-то - и поблажки никакой.
И нет закона, нет тому ученья.
Тебе ведь не указчики никто.
Кого-то наделяешь сладкой ленью,
Кому-то - труд в охотку и легко.
Кому-то наслажденье дал в терпении,
Кому-то - страсть к разврату и вину.
А мне Ты вот послал стихотворенье.
И тоже я не знаю, почему?
Ну а кому-то Ты послал все сразу,
И грех, и покаяние, и кровь,
И ненависть, и крест, и страсть-заразу.
И веру, и надежду, и любовь.

Америка



Подруга, ты ли правишь миром?
Я сплю и вижу странный сон,
Что разбиваются кумиры,
Что пал великий Вавилон. 

Свободы ты держала право
И в демократию звала.
Я помню, как вела всех браво
Американская мечта! 

Я помню, для меня был выше
Твой звездно-полосатый флаг,
Но нынче спущен он на крыше
Ты обложалась! Это факт!

В твоих стандартов лицемерье -
Давно уже вселился бес.
И воен тяжкое похмелье 
Уж призывает суд небес.

Когда и дети погибают
В развязанной тобой войне, 
Когда горит земля чужая,
Не сладко ль спится ли тебе?

И у тебя не будет славы,
И ни величья, видит Бог!
Зря президент моей державы
Взял пред тобой на козырек.

Ты на обломках коммунизма
Плясала пьяный свой канкан.
Теперь тебе не будет жизни - 
Сама попала ты в капкан!

Ты упованье возложила
На блеск богатства золотой,
Но только лишь у Бога сила,
И правды нет в тебе святой.

Ты не под тех легла евреев.
Тебе - вот проклятый вопрос -
Нужны не Ротшильд и Рокфеллер
А нужен был тебе Христос!

Я вижу сон небесно-синий:
Немного времени пройдет,
Когда поднимется Россия.
Власть капитала упадет.




Путь домой




Когда, едва успев родиться,
Ты уже начал путь домой,
Тебя приветствовали птицы,
Устроив пир над головой.

Еще когда ты сам не ведал,
Куда ты держишь путь земной,
Тебе огромнейшее небо
Зачем то снилось, как покой.

Ты наслаждался перегрузкой,
Тебя влекли к себе дела.
Когда ж земля ставала узкой,
Ты вспоминал про небеса.

И лишь, когда тебя прижало
Серьезной тяжестью земной.
Ты словно начал все сначала,
Ты начал диалог со Мной.

И всякий раз, когда страданье
Тебя покроет с головой,
Ты вспоминаешь в покаяньи
О том, что жизнь - есть путь домой.

Когда б ты был еще испытан
Небесной совестью огня,
То не осталось бы открытки
И ни заплатки от тебя.

Твои стихи ушли б под землю
В разломы адских котловин,
А сам бы ты, уже не внемля,
Кормил собою дух пучин.

И ты б не помышлял о Боге,
Как труп, в страданиях гния,
И не познал бы ты в итоге,
Что значит Божья доброта.

И ты б уже не знал спасенья
От бед и напастей людских,
И не дошло б стихотворенье
Об этом до ушей Моих.

А потому, ты знай и помни,
Я вовремя помог тебе.
И не опаздывает помощь
Тем, кто страдает на земле.

И помни, что ты не напрасно
Страдал по мере твоих сил.
И что тебя, как тюбик с краской,
На холст Себе Я положил.

И выдавил тебя прилежно,
Смешав с небесною водой.
Знай, это Я легко и нежно
Водил, творя, твоей рукой.

Водил и к водам водопада,
И к острым скалам крутизны.
Знай, что не всем Я, как награду,
Терновые даю венцы.