пятница, 4 сентября 2015 г.

Колесница. Альбом авторских песен.

Таможня


По полям, лесам и горам
Под стремительным напором,

По широким, по просторам

Речка вольно растеклась,
А у речки стоит город,
Он удобен и недорог,
И хотел бы очень скоро 
Я  в нём жить, переселясь.



А сейчас живу я в месте,

Где ни совести, ни чести.
Мое сердце не на месте,
Жизнь, скажу, не удалась,
Можно жить ведь интересней,
И мурлыкать свои песни
Не от к этой жизни мести,   
А ликуя и смеясь.



Только вот с переселеньем

Вышло недоразумение -
Нет с тем городом сообщенья
И в таможне глаз да глаз.
Задержали на границе,
Повелев раскошелиться
И с долгами расплатиться,
Ну а дальше, как Бог даст.



И теперь понять не сложно,

Наша жизнь - это таможня,
Что из места, где все ложно,
Нас не выпустит никак.
Впрочем, жаловаться можно,
Биться лбом и  лезть из кожи,
И молить  "Помилуй, Боже",   
Но поможет ли, не факт.


Не говори поспешно о любви


Как много вас, уже сказавших - "Гоп!",
Так ничего еще не перепрыгнув. 
На пряжках написавших - "С нами Бог!",
Но не дойдя до Сталинградской битвы.

Как много, что клялись в любви к Тебе!
И где теперь? Их пыл давно постыжен.
Они уже лежат на самом дне 
Во тьме времен, а дух - в болотной жиже.

А потому не говори - "люблю"
До часа предрешённых испытаний,
 Готовься лучше к битве и труду,  
И никогда не оставляй исканий.

Не говори поспешно о любви,
А лучше вспомни, обитаешь где ты? 
Ведь это Бог еси на небеси
На муках праведников держит Он планету.


Пепел


Пепел падает на руки
На рубашку и на грудь,
Он прожжет тебя до муки,
Если вовремя не сдуть.
Пепел дней моих вчерашних,
Горечи и суеты,
Где ты будешь настоящий,
Ну а где ты, как не ты?
Жизнь моя, как сигарета,
Приближается к концу.
Превращается все в пепел,
Переходит за черту.
Утро обновляет милость.
Обращаюсь лишь к Нему,
Как волной весь пепел смыло,
Сдуло, словно на ветру.
Что останется в итоге?
Что сгорит, уйдя во тьму?
Все, что отдал, живет в Боге,
Пеплом все, что взял, верну.


Подарки


Куклы, игрушки и тряпочки,    
Бусинки, мягкие тапочки -
Все это есть у папочки
Для своей милой лапочки. 

Кольца, браслеты, сережечки, 
Бокалы на тонких ножечках,     
Все это есть для доченьки
И ее первой ноченьки.

Стирка, одежды починочка, 
Мужу почистить ботиночки,
Также бессонные ноченьки -
Также подарки для доченьки. 

И не смотря на старания,
Муж - алкоголик иль пьяница. 
Не обижайся же, лапочка,
Все есть подарки от папочки.

Будь благодарна же, доченька, 
За слезы,  бессонные ноченьки,
За тяготы невыносимые, 
Знай,  у Отца ты - любимая.


Молчание Бога



Луна на хмуром небе всходит,

Платком из туч закрыв свой глаз,

И ничего не происходит,
Не помню я, в который раз.



Когда ты что-то ожидаешь, 

Ну а его все нет и нет,
Надежда, словно вечер, тает
И превращается в тьму свет.     



О, Боже милый,  не замедли, 

Ведь знаешь немощь наших сил.    
Ведь если б я был не последний, 
То у Тебя бы не просил.



Но я влачу свой крест послушно,

На большее уж нет сил,
Так, снизойди великодушно,
И сделай так,  как я просил. 



Неужто в этом Твоя воля,

Чтобы лишить меня всех благ,
Так хоть скажи, не мучай боле,
Или подай хотя бы знак.



Ты видишь, как слабеет вера,

И как измучалась душа,
То истончаясь больным нервом, 
То обрываясь,  как струна.



И ветер здесь, что с ног сбивает,

И солнце мучит и палит,
Жара,  что кости иссушает,
Вода, что все не напоит.

Сокрытие Бога


Когда бы Ты открыл Свое Лицо,
То в мире разгадались бы все тайны,
Все стало б ясным,  явным, не случайным,
Раскрыта Книга, замкнуто кольцо.
      
Когда бы Ты открыл Свое Лицо, 
Тогда к Тебе бы устремился каждый,
В Тебе Одном тогда признал бы жажду,    
А больше и не нужно ничего!

Когда бы Ты открыл Свое Лицо, 
Исчезла б боль, предательство, разруха 
Исчезла бы война и смерть старуха, 
И было бы всегда одно добро.

Когда бы Ты открыл Свое Лицо
И озарилось все лучами света,
То не осталось б выбора нам в этом 
И потому лишь Ты закрыл Лицо.

Когда бы Ты открыл Свое Лицо,
Мы были б как Твои марионетки.
И потому змей ползает по веткам
У Древа жизни. Так заведено.


Просьба



Поднимаю взор. 
Призываю Небо.
- Дай краюху Хлеба, -
Начат разговор.
- Пробуди меня
От вчерашней тяжбы,
От вселенской блажи, 
От заботы дня.
Прикоснись ко мне 
Верною рукой
Свет яви во тьме
И возьми с Собой,
Помню, столько раз
Ты уж приходил
И водой поил, 
И с руки кормил.
Забери меня
В дивные сады,
Где живут друзья,
В каждом из них - Ты.
Пригласи меня
В свой чудесный сад,
Где растет всегда
Спелый виноград.


Ты услышишь Меня


Ты услышишь Меня не стремглав, не спеша,
В предзакатной тени суматошного дня.
И Мой голос, как ты Его ни назови,
Будет весь состоять для тебя из любви. 
Я тебе расскажу в этот час про тебя, 
Ты услышишь Меня, но узнаешь ль Меня?
Второй раз ты услышишь Меня из ночи,
Тебе будет тревожно и мрак впереди. 
Голос Мой будет слит из любви и тоски
Он тебя позовет, но узнаешь ли ты?
А когда ты внезапно в беду попадешь, 
И когда закричишь, и когда воззовешь, 
Я услышу тебя и узнаю сквозь тьму 
Не замедлю и сразу на помощь приду.
А потом, когда будешь ты Мною спасен, 
Когда жизнь возвратится в твой дом,
Ты услышишь Меня и узнаешь Меня,
Голос мой прозвучит из грядущего дня.




Извращенцы


Ты стояла, прекрасная фея,
Изумительно вся сложена.
Бесновались вокруг фарисеи
И камнями швыряли в тебя.
Ты попалась им на горячем,
Они долго тебя стерегли,
Похоть в длинные бороды пряча,
И мечтая с тобою в кусты.
Повезло одному лишь однажды,
Остальные в приливе злобы,
(Ведь мечтал о таком из них каждый),
За тобою с камнями пришли.
Свою неутоленную зависть
Только праведной маской прикрыв,
Они мстили тебе, наслаждаясь
Твоей мукой на плахе любви.
Когда ж к вечеру близились сутки, 
И расправу свершив, помолясь,
Пошел каждый из них к проститутке,
От прохожих стыдливо таясь.
А на утро на горке безлюдной
Смастерили три свежих креста.
Той же завистью движась подспудной,
Они все распинали Христа.
Грех Иуды
Качаясь, вышел он из кабака -
Легко уходят дармовые деньги, - 
Несчастный, он не понимал пока, 
Что заплатить придется до копейки.

Расплата неминуемо грядет,
Пусть не сегодня, завтра непременно, -
Подставленный Иудою народ
Заплатит до тридцатого колена.

Когда же в печь зайдет седой раввин
И освятит в молитве Божье Имя,
И дым от жертвы будет воскурим
И принят небесами голубыми, -

Прервется поражений череда,
И ангел смерти отойдет на время,   
Воспрянет вновь Давидова звезда 
Надеждою для новых поколений...

Иуда выйдет вновь из кабака, - 
Легко уходят дармовые деньги. 
Несчастный, он не ведает пока,
Что заплатить придется до копейки.
Святые


Они кричат. И как они кричат!
Сердца их разрываются от боли.
И нет для них, святых, чужого горя,
Как нет у них ни званий,  ни наград.

Донбасс бомбят. И дети мрут, как мухи,
Под методичный рапорт палача,
Земля вопит от боли и разрухи,
И от невыносимого вранья!

И ничего поделать тут нельзя!
Так карты подтасованы в колоде,
Годами разводили дурака,
Чтоб дать ему оружие на взводе.

- "Доколе Ты не судишь, Властелин!
Доколе кровь детей не остановишь!
Ведь люди же Тебе не пластилин,
Чтобы лепить из них таких чудовищ!

Сойди с Небес! Останови сей ад!
Открой врата, о, Боже, правосудья!" -

Ты слышишь, Отче, как они кричат?
Они здесь неподкупные  и судьи!

Они кричат от боли. Бог молчит.
И разрывают сердце, как одежду,
Не ведая,  что только этот крик
Еще дает какую-то надежду.





Милость




Подними глаза повыше
И подумай вот о чем -
Если голос мой услышишь,
То узнаешь обо всем:
Почему бегут минуты
И прессуются в года,
Почему страдать кому-то 
Предначертано не зря?
Почему крошится камень,
И малюсенький росток    
Пробивает что веками
Сокрушить никто не мог?
Не всегда видна граница
Между светом и  меж тьмой?
Тень положена на лица, 
Закрывая образ мой?
Почему печальна повесть
Твоей страждущей любви?
Почему молчит и совесть,
Говори, не говори?
Почему страдают дети
И невинность, как позор?
Почему за все в ответе
Будет честный, а не вор?
Почему несправедливость 
Разом победить нельзя?
Дольше века длится милость,
Вас спасая от суда.



Барабан


Меня сделали из кожи, 
Я внутри пустопорожен
Пустоту в себе храню,
Под ударами пою.
Чтобы бой был не ничтожен, 
Вылезаю я из кожи   
И тянусь я на разрыв,
И иду я на прорыв.    
И на мне играет время
Палочками вдохновенья
С частотой секундной стрелки,
Со стремительностью белки,
Подтверждая всякий раз -
Жизнь проходит мимо  нас,   
Если нас не бьют за что-то
Ради звука,  ради ноты.
За ударом вновь удар,
Я уже немного стар,
Задубела моя кожа,
Под морщинами скукожась, 
Нужен новый инструмент,
Но на новый денег нет.
Потому я все терплю
И судьбу благодарю.


Колесница


Пролетел рассвет светло-серой птицей,
В гнездах всех домов растревожил сон.
Что такое жизнь? Это - колесница
Из падений, взлетов и имен.

Знает ночь и день, что рассвет случится,
Знает день и ночь, вечер что грядет.
Что такое жизнь?  Это - колесница,  
Что несется и не устает.

И ее несут по просторам века,
По просторам мира два больших коня,
В их движении - жизнь - все для человека,
Два больших коня - это свет и тьма.

И когда один вырвется на корпус,
То второй за ним силу наберет.    
Вот рывок - и ангел обгоняет черта, 
Но на повороте черт свое возьмет.

Так они летят вместе, словно птицы,
И влекут весь мир уж за веком век.
Что такое жизнь? Это - колесница.
Кто же правит ей - Бог иль человек?