суббота, 16 мая 2015 г.

Укол шипа

Свет

Автопортрет. Альбом авторских песен


Автопортрет


Я веселый и хмельной,
Тузик на природе,
А еще бываю злой,
Иногда доводят.
А еще, бываю хмур -
Несладка житуха,
Иногда я - балагур,
В основном, под мухой.
Раньше был добрее я,
Жизнь мне грела душу,
Поприжала жизнь меня,
Вылезло наружу
То, в чем был совсем я плох,
И об этом знаю,
Да поможет Господь Бог
Мне достигнуть рая!
Одним словом, на себя
Вовсе не надеюсь.
Исправляет Бог меня,
Правит, не жалеет.
Из ежовых рукавиц
И куда ж мне деться?
Ведь без них - дорога вниз
Зайцем, без наследства.



Лекарства, что прописывает жизнь


Мы долго выходили из болезни,
Замучил кашель, черт его возьми,
Мы заразились вместе, как и прежде,
Жена - от мужа, и муж - от жены.
Мы вместе переносим эти нужды,
И разделили бремя на двоих,
Мы принимаем внутренно-наружно
Лекарства, что прописывает жизнь.
Болезнь учит и лекарство лечит,
Нам все во благо, все нам по плечу
И наши дни, как приходские свечи,
Мы зажигаем вместе на ветру.
Бывает, ветер жизни гасит пламя,
Заносит огнь поземкою метель,
Но мне известно, что в семейной драме, -
Все для того, чтоб пламя взвить сильней!
Все - в прибыль, все надеждою богато,
Когда ты, словно кормчий, видишь цель.
Вчера жене повысили зарплату,
А мужу дали выговор за лень.
Я знаю, перемелет, перекосит
Все, что грядет, в Божественной любви:
Порой непониманье крышу сносит -
Терпенье прописали эти дни.
Пойду один в те дни на берег моря,
И как осколки соберу себя,
И мне поможет в этом, с ветром споря,
На берег набежавшая волна.
Когда я принимал свои обеты,
Судьбой уже пожамканный малец,
Я знал, что жизнь хрупка, как сигарета,
И если не сломался, огурец!
Я знал, что сутью брачного союза
Является забота пополам,
Совсем не соблазнительная муза,
Женою обернувшись по ночам.
Не будет та дорога мне не пыльной,
Я ей обязан помощь на пути,
Не потушить сумей ее светильник,
Гореть ему ты просто помоги.
И в этом - суть, не суть - большие планы,
Не стоит здесь превозносить себя.
У каждого из нас есть тараканы,
Но все они сбегают от огня,
Когда идем дорогой Моисея,
То днем ведет нас облако, храня,
Идем вперед, о прошлом не жалея,
Идем в объятья сладкого Христа.


Свойства



Нет ничего, чтоб было легче пуха
И тяжелее подлости людской,
Нет хуже, когда ты лишился духа,
Когда объят смертельною тоской.
Нет ничего паскуднее предательств,
Им срока давности за это нет.
Для оправданий - лучше обстоятельств,
Не смог придумать даже целый свет.
Нет ничего позорнее, чем трусость,
Засасывающее - чем уют,
И нет категоричнее, чем узость,
Которую невежеством зовут.
Нет ничего возвышенней молитвы,
И чище нет истока родника,
Нет ничего ожесточенней битвы,
Неправедней - распятия Христа,
Нет ничего, чего б уже не было,
И нет скучнее, знать все наперед,
Нет в мире незаслуженней, чем милость,
Которую явил к тебе Господь.


Инстинкт



Неравной была вся эта борьба:
Вначале я вчистую проиграл.
Я даже думал: мой инстинкт - есть я.
Что хочет он - то благо для меня.

Конечно, я когда-то был свежей,
И половой инстинкт мой был сильней.
Ему я верил, женщинам - почти,
Старался я от них все получить.
Ведь женщину пока раскочегаришь,
Мужчина же - по первому звонку
Уже готов, как пионер, он жарить,
И я готов, а в обществе - табу!

И также разница стремленья полов
Бесила, как торреадор быков.
Не мог я думать больше ни о чем,
Инстинкт был выше,
Был сильнее он.

Я за него вступался, что есть сил,
Я в адвокатах у него ходил.
Я ходатайствовал за свой инстинкт всегда,
Ни мало не смущаясь за себя.

Я правду - матку обществу рубил
За право исповедовать инстинкт!

Противна была мне, как дрянь и тварь
Вся ханжеская в обществе мораль!

Меня вел мощный половой инстинкт,
И я не мог тягаться силой с ним.
Я был зависим, я сходил с ума,
Когда он с голоду не раз сводил меня.

Тогда я был, конечно, эгоист,
И я не знал, что есть и высший смысл.

Меня вела природа - скользкий путь,
Он к смерти приведет когда нибудь.
Природа - бездна, сколько ни давай,
Ей будет мало, и закрыт ей рай.
Природа наслаждения слепа,
И лишь насытившись,
Немножечко добра.
А голод, холод, частый недород
Раскроют, что в природе зверь живет.

И вот тогда открылся вечный дух,
И мне явил закон для этих двух.

Что плоть и дух воюют без конца
И только в этом, люди, высота.
Дух дал борьбу мне до скончанья сил,
И дал жену мне в помощь, как просил.

И затаился половой инстинкт
И головой, казалось бы, поник.
А поднимал он голову когда,
Его уже ждала моя жена.

И эта схватка стала наравне,
И силы были равные уже.
Инстинкт то наступал,
То отступал,
Смотрел налево, на чужое звал.
(Домашними обедами кормить
Его необходимо, чтобы жить)!

Не скрою, иногда бывал я бит,
Но на войне, известно, - много битв.
Но с каждым годом был я все сильней,
Инстинкт сдавал редуты все быстрей.

Не скрою, иногда я с ним играл,
Заигрывал, и страсти накалял.
И он в атаку поднимал девиц,
Лихих и длинноногих кобылиц.

Его я сублимировал стихом,
Работой оглушал и бил трудом,
Но он, отямясь, снова рвался в бой,
Он не сдавался, непокорный, злой.

Голодный зверь, он снова приходил,
Но тактику свою инстинкт сменил
И к хитрости нередко прибегал,
Стал респектабельным,
Культурным даже стал,
Он в благочестие рядился, как аббат,
Он прятал в землю похотливый взгляд,
Предельно ясно было все же мне,
Что у него лежало на уме...

Еще мне долго предстоит борьба,
Увянет плоть, но похоть - от ума,
Когда ж над плотью торжествует дух,
Мне открывает Бог
небесный слух.


Пробуждение



Когда покалывает тело
Уже привычной ломотой,
И ты рукою неумелой,
Пытаясь справится с собой,
Неточной линией пунктирной
Поставишь чайник на плиту,
А перед этим ты будильник
Остановил на пол лету,
За пять минут до подведенья
Итоговой черты под ночь:
В пол пятого нет отрезвленья
И не успел ты наволочь
Себе спасительную бодрость
Из отступающего сна,
И жадно пьешь из чаши воду,
И кофе стынет твой пока,
И зубы чистишь автоматом,
И подступающий рассвет
В окно стучится виновато,
И ищешь пачку сигарет,
И свет покамест не включаешь,
(Пусть спит усталая жена),
Сейчас уйдешь, ты это знаешь,
Валять земного дурачка -
Толкать сизифову работу
На гору полдня до темна,
Даст всякий день свою заботу,
Таков порядок всех и вся.
Когда все это происходит,
Ты благодарен Богу, что
Стихи толкаются в проходе
И просятся через окно.



Разоблачение пользы


Поэзия, по сути, бесполезна,
Но этим и, по существу, ценна.
Мир пользы - это лишь ворота бездны,
Где правит быт, но нет в нем бытия.
Когда душою соловья не слышишь,
И ветра, что играется с травой,
И тиши, что ступает мягче мыши,
И чайки, что милуется с волной,
Когда во всем ты видишь только прибыль,
И дивидендов, и процентов рост,
Возьми, дружок, на случай, где б ты ни был,
Ты от всевластья пользы долгий пост.
Ты отдохни от дел гнетущих смрада,
Почувствуй, как незримою рукой
Ослабевают все оковы ада,
И как нисходит на тебя покой.
И повезет тебе, если услышишь
Лишь сердцем, но не умной головой,
Как все вокруг тебя любовью дышит,
Распространяя аромат, не гной.
Тогда поймешь, - не умерла надежда,
Тогда узришь прозревшею душой,
Что мир Творцом был создан бесполезным,
А польза изошла из воли злой.



Тлен


Мудрость мудрого согреет.
Глупость глупого убъет.
И вздымаются на рее
Флаги нищих и господ.
Кто выбрасывает белый,
Жизнь достала через край,
Кто-то чертит стену мелом
Вкруг себя - не доставай!
Кто-то спешно ищет выход
- Сдавливает круг забот,
Кто спокойно ровно дышит -
Все минует, все пройдет.
Почитая все за тлен,
Ты поднимешься с колен.


Тьма


Он Славы Своей не отдаст никому,
Являясь Небесным Судьею.
И Он погрузил человека во тьму,
Явив тому, сколько тот стоит.
Двуногий сумеет понять только так,
Лишившись небесного дара,
Без Бога он кто? Он всего только прах,
И это - небесная кара!
Пока же не знает о том человек,
Себе он заслуги плюсует,
Себя он творцом своей жизни нарек,
Живет он, собою любуясь.
Красавицы ходят, как павы, гордясь,
И в скачке бегут карьеристы,
Дорвавшись,безумствует в роскоши власть,
Купаются в славе артисты.
Не ведают ведь, что буквально за все
Лишь Богу и быть благодарным,
Что видят, и ходят, и дышат еще,
Но слеп в суете день базарный.
Бог Славы Своей не отдаст никому,
Поэтому в день предрешеный,
Творец погрузит человека во тьму,
Прозреющий будет спасенным!
Бог Славы Своей не отдаст никому,
Что началось в Нем, возвратится к Нему.


Ритм


Я дефиллирущей походкой
Пройду по стертым этажам,
И станет для меня находкой
Ритм, что придал своим шагам.
И этот ритм не утомляет,
И никогда не надоест,
Прогуливаются по раю
В том ритме звезды, что с небес.
И в этом ритме все успеешь,
Работа спорится сама,
И в этом ритме не взопреешь,
И не устанешь никогда.
И этот ритм хорош для песен,
И он пригоден для стихов,
И этот ритм совсем не тесен
Для вдохновляющих шагов.
И в этом ритме все движенья
Ложатся точно, как строка
И рифмою в стихотвореньи
На швабру тряпочка легла.
И в нем движенья не случайны,
А продиктованны судьбой,
Что долго пряталась, как тайна,
Раскрывшись вдруг сама собой.


Произведение



Творчество - моя молитва,
Потому я не молчу,
Предрекают исход битвы
Обращения к врачу.
Слово лечит, слово учит
И показывает путь,
Хоть порой оно колюче,
Ядовито, словно ртуть.
Из лекарств - так много горьких,
Ведь совсем не дураком,
Пешков стал Максимом Горьким,
Путь проделав свой пешком.
И недаром человеку
Нужно многое глотнуть,
Чтобы Университетом
Стал его прошедший путь.
Этот путь совсем не догма,
Но приятно будет вам,
Как изломано - изогнут,
Путь вплетается в роман.
Как приятно, что дороги,
Зной глотая и дожди,
Станут струнами мелодий,
Превращаются в стихи.
Не напрасен каждый камень,
Важен каждый поворот,
Из него - сюжет в романе,
Из него - стихов полет.
Так из шага, из другого,
Из движенья вверх и вниз
Возникает Божье Слово,
Наполняя смыслом жизнь.



Луч



Чтоб не ждать попутный ветер,
Я его зову.
Вдохновение ответит:
- Вот, уже лечу! -
Над морями, над лесами
Стелится туман,
И с открытыми глазами,
Я иду, как пьян.
И куда идти, не важно,
Лишь бы с ним вдвоем,
И легко идти отважно,
Когда ты ведом.
Вдохновение - ведущий,
И из мрачных туч
И поющий, и зовущий
Засверкает луч.
Он войдет в тебя, как в пажить
Проникает плуг,
Но так нежно, что так даже
Не коснется пух.
Но мечом своим пронижет
Все заботы дня,
И перчаткою нанижет
На себя тебя.
Его свет не ослепляет,
Хоть вошел в зенит,
Его огнь не обжигает,
Греет и хранит.
Вдохновение играя
Солнечным лучом,
Приведет к воротам рая,
Где твой отчий дом.



Сотворчество



За слово отвечаешь, коль поэт,
И призывая Бога, жди ответ.
Еще даже не высохла страница,
А слово полетело, словно птица
И возвестило пением рассвет,
Или закат, а может, бренность лет.
Оно опередило запах розы,
Цветенье лип, февральские морозы,
Пустыни зной, вечернюю зарю,
И все предвосхитив, - "Благодарю" -
Пропело. Было эхо - "Я творю".


Обитель


Распускается как лотос
Алая заря,
Прихожу я на работу
Так же, как вчера.
Если спорится работа,
Быстро день летит.
Но не в ней я, а в полете,
И душа парит.
Знает сердца сердцевина
Тайника секрет,
От Отца подарок Сыну -
Место, где нет лет,
Ни секунд и ни минуток,
Ни недель, ни дней,
Все случайное минуло
В сумерках теней.
Ни дождя там нет, ни града,
Ни календаря,
Вся небесная награда
Там припасена.
Нет там и начальства злого,
С фигой на челе.
Вот, идет начальник Вова -
Радость на лице,
Ни упрека, наказанья,
Только похвала.
Ну, и где мои страданья? -
Лета унесла.
Хорошо там и удобно,
Там ты тот, кто есть,
Царству Божьему подобно,
Иль оно и есть?
Там тебе все по размеру,
Точно на тебя:
И эмоции, и вера,
Слово и дела.
Все приносит наслажденье,
Чтоб ни делал ты,
Как прекрасно все творенье
В мире и любви!
Даже убирать какашки
Не противно там,
Обрываешь так ромашки
Ты по лепесткам.
Ты вошел в свою обитель
И не понял - как?
На земле ты - небожитель,
А не просто так.


Испытание


Смысл жизни - испытанье,
Смысл жизни постижим.
Заповедано дерзанье
В покорении вершин.
Заповедан поиск истин,
И средь них горит одна
Пламенем, как небо, чистым,
Что о подвиге Христа.
Божий Сын, Он был унижен,
Не грешил, но стал, как грех.
Был добрее всех и выше,
Но распят и - ниже всех.
Кто Его в познаньях круче?
Столько совершил чудес!
Почему же Он был мучим?
Избиваем для потех?
Почему же самых лучших
И достойнейших из всех
Наградят венком колючек
И их ждет позорный крест?
Время бесконечной сетью
Раскидалось по векам.
Ловят птиц, сажают в клети
На съедение котам.
Почему их жизнь в миноре?
Только не кляни судьбу!
Все ничтожные - в фаворе,
Все достойные - внизу.
Но дерзающий в познаньи
Свой получит ориентир:
Наша жизнь - лишь испытанье,
Словно кастинг в лучший мир.



Урожай


Этот год был полон муз,
Я доволен очень.
Плоть трещала, как арбуз
На писклявой ноте.
Но сочилось из нее
Вопреки природе,
Не хула и не дерьмо,
А родник мелодий.
И снимало урожай
Надо мною небо,
И мои печаль и жаль
Превращались в хлебы.
По иному и нельзя -
Мелется пшеница,
МУка стала как мукА -
Некогда лениться.
Когда давят виноград,
Выжимают вина,
Сын Отца прославить рад,
А Отец рад - сына.

Луч

Тьма

Тлен

Испытание

Ритм

Произведение

пятница, 8 мая 2015 г.

Свойства

Инстинкт

Урожай

Пробуждение

Разоблачение пользы

Сотворчество

Автопортрет

Лекарства, что прописывает жизнь

суббота, 2 мая 2015 г.

Опыт Млечного Пути (Альбом авторских песен)



Катрены Млечного Пути



Приподнимайся ты с колен,
Ведь под тобою прах и тлен.
Я слышу, люди говорят,
Что нет у них пути назад.
Но я мурлычу свой катрен,
Что нет ни тени перемен,
Что путь возможен вверх и вниз -
Всегда так было: это - жизнь!

Возможен путь вперед - назад
И вправо - влево: в рай и в ад,
Возможно все, как ни крути,
И в том особенность пути.
Идешь ты, как глаза глядят,
Куда ведет тебя твой взгляд,
И потому ты не бурчи,
Но встань на ноги и иди.

Вставай! Достаточно лежать!
Довольно также причитать,
Ты встань на ноги и иди,
Достоин путник лишь пути!
И для тебя, как и для всех,
Довольно праздности утех,
Но помни главное в пути -
Ты не жалей, а лишь иди!

И ты на память заучи
Катрены Млечного пути
И отправляясь в путь любой,
Ты их держи перед собой.
И заблудится не дадут,
И выведут на Млечный
путь,
И потому скорей возьми
Катрены Млечного пути!



Заблудшая звезда


Попалась как-то на глаза
Одна заблудшая звезда.
Она шарахалась в ночи,
Хоть стой, хоть падай, хоть кричи.
Она колола всем глаза,
Одна заблудшая звезда,
Кто в руки брал ее лучи,
Тот изкололся до крови.
Никто не знал что делать с тем,
Ее изгнали из систем,
Сам космос делать что, не знал
И гибелью ей угрожал.
Она сошла со всех путей,
Все места не хватало ей,
Она летала, как могла,
Та сумасшедшая звезда.
И на совете высших сил,
Который всех и вся судил,
Ей голос вознесенный был,
Как он решил, так говорил:
Пускай заблудшая звезда
Летит как хочет, ведь она
Не для того ли рождена?
Та сумасшедшая звезда!
И перестали с этих пор
Ее заблудшей звать в укор,
И дали имя ей тогда -
Ты гениальная звезда!



Песня самого большого грешника


Изнеможет всякая плоть
Пред Тобою, великий Господь!
Президенты и короли,
И владельцы дворцов и земли,
Миллионных владельцы счетов,
И владельцы газет и портов,
И чиновников целая рать,
Бюрократов, что не сосчитать -
Каждый в очереди у Тебя.
Ну и где-то в конце буду я.
И банкиров огромный отряд,
В Твоей очереди все стоят,
Твоего все они ждут суда,
Ну и где-то в конце буду я.
Не разумней ль начать с короля?
С президента? С монарха? С царя?
С олигарха? С поводыря?
Почему же ты начал с меня?
И зачем то Ты все допустил?
Больше нет у меня уже сил,
Больше нет у меня уже сил,
И зачем ты то все допустил?
Видно, самый большой грешник - я,
Зря кивал я на короля,
Олигарха, банкира, царя,
Бюрократа и поводыря!


Болезнь


Когда чрез край уж накипело
(Болезнь - маленькая смерть),
Когда в горячке бредит тело,
Ты запираешь миру дверь.
Ты говоришь ему - Спасибо,
Не надо больше,
я пойду.
Иль молча хлопнешь дверью либо,
Отвергнув эту лабуду.
Ты ждешь, конечно, исцеленья
Из глубины усталых сил,
Ты ожидаешь обновленья,
Как воскрешенья из могил.
Исследуешь свои дороги,
И взгляд пронзительней софит,
Пусть суд не будет слишком строгий,
И милость все же победит.
И эта пауза забвенья
Как жизни - смерти паритет,
И где из тления нетленье
Вдруг проявляется на свет.
Когда она пришла, победа?
За счет чего был перелом?
Но с аппетитом отобедав,
Ты не задумался о том.
И получив выздоровление
И обновленье своих сил
Не дал ты жертвы всесожженья,
И вряд ли поблагодарил.


Возлияние


Под вопли пляски Бананана,
Чей рваный ритм реально крут,
Пусть наполняются стаканы,
И пусть искрится сладкий брют.
И словно пробка из бутылки
Пусть вылетит, как выстрел, вон
Депрессия из всех затылков
И страх, словно похмельный сон.
И бескорыстный одуванчик
Отпустит свою летучий пух,
И полетит он на диванчик,
Где с телом отдыхает дух,
Поход свою полуавтономный
Закончив в бухте славных дел.
Хоть Возлияние и бомба
Но пробуждение - расстрел.


Виночерпий


Важна работа официанта,
Не меньше, чем любая вся,
И без особого таланта
И здесь не выйдет ни черта.
Я подставляю там стаканчик,
Где наливают до краев,
И как на побегушках мальчик,
Вино я разносить готов.
И раздавая, насыщаюсь,
Вас приглашает ресторан!
И кто же этого не знает:
Других поя, ты сам, как пьян!
И кто же этого не помнит,
Застолья проводя не раз:
Кормя других, ты сам накормлен, -
Провещевает Божий глас!
На винах я, конечно, знаюсь,
И вас поить, конечно, рад,
Только я очень извиняюсь,
Не виноват за результат.
Я разношу с утра до ночи,
И ближе к вечеру уже,
Не все по залу ходят прочно,
Ведь истина лежит на дне.
А пьет вино почти что каждый,
Причина каждого - своя.
Кто просто утоляет жажду,
Кому пропишут доктора,
А кто-то хочет лишь напиться -
Вокруг не видеть страшный сон,
Не может кто разговориться -
Вино язык развяжет в нем.
А кто-то любит просто слушать,
Под звон стаканов до утра,
Отогревает кто-то душу
В бокале терпкого вина,
А кто со знанием смакует -
Ценитель коньяков и вин,
А кто-то женщину целует,
Вином ей голову вскружив.
Служу я всем - кому придется,
И я не брезгую никем.
Мне наливают, мне дается,
Я разношу - и без проблем!


Нужда


Тебе известны времена и сроки?
И в карте лет раскрылась ли судьба?
И знаешь ли, что мы конечно, боги,
Коль путь преодолеем до конца?
Твоя ступень - всего лишь только лакмус,
Такой себе Божественный ренген,
Кто ты сейчас? Дитя, по сути, плакса?
Иль ратоборец мировых проблем?
Известны ли тебе у Бога цели?
(Ты думаешь, поди, чтобы счастье дать?),
Но для того ты существуешь в теле,
Чтоб дух твой пробудить и воспитать.
Чтоб духу покорить все вожделенья,
Чтобы поднять тебя над суетой:
Тебя экзаменуют все мгновенья,
Что протекают быстро над тобой.
Тебя экзаменует каждый случай,
И праздники, и будни, и застой,
И ясный день, в особенности, - тучи,
Послав тебе борения с собой.
Проходишь ты чрез все -
Ночные бденья, молитвы вопль,
Аскезу или пост,
И жизнь из ежедневных наслаждений
Однажды превратится в узкий мост.
И рухнет мост. И ты взлетишь, как птица
Или погибнешь на отрогах скал,
Нужда тебя заставила молиться,
Чтобы ты не убежал, а побеждал.
Дух, как клинок, в горниле испытаний
Пройдя закалку и заострив суть,
Потом благодарит за все страданья,
Потом благословит тернистый путь!


Корысть


Мне кажется (иль грежу я тогда?),
Я понимаю Бога иногда,
Как Он, Создатель и Податель благ,
На наши просьбы смотрит просто так.
Тому подай здоровье поскорей,
Тому дай денег, ну а той - детей,
Реши с администрацией вопрос,
И исцели живот, а то - понос,
И в этом деле помоги,
и в том,
(Не смотрит за подъездом управдом),
Сосед над нами проживает злой,
Ты, Боже, дай скорей ему покой,
Чтоб более он нас не изводил,
А добрым стал, послушным и любил.
А мне пошли работу поскорей!
А мне найди-ка преданных друзей!
Пошли ей мужа, а ему - жену,
И прогони скорее сатану!
И всем, как оказалось, нужен Бог!
А Бог и не помог, а руки - в бок!
Ему зааплодировал сильней -
Не много чести от таких друзей!
По сути, приживалы все они,
Им что-то нужно, лишь затем пришли.
Лиши их благ, Создатель, поскорей,
Узнаешь, сколько у Тебя друзей?
И Бог искал друзей, а не врагов,
Но из друзей один лишь был Иов.


Теологический вопрос


На работе вышел спор,
И он длится до сих пор,
Если человек - еврей,
Держится заповедЕй,
Соблюдает он кашрут,
Уважает рабанут,
То кошерны ли его
Экскременты, суть говно?
Рассуждал один пиит -
И по делу говорит,
Что неважно у кого,
Некошерно все говно!
Я не соглашался с ним:
Если пища, что едим,
Вся кошерна, то равнО
Все кошерно и говно!
Говорил второй он раз -
Некошерен унитаз,
Он смешает все равно
Рыбу, мясо, молоко.
Я сказал - зачем блюдут
Иудеи все кашрут,
Коль нечисто все равно
И с кашрутом их говно?
Я спросил, зачем их труд?
Не напрасен ли кашрут?
Мясо нужно ли тогда
Отделять от молока?
Если мясо все равно
Станет в них, как молоко?
И зачем еврей другой,
Если по говну он гой?
В общем, спорили почти
Целый день до хрипоты.
Видно спор наш про кашрут
Разрешит лишь рабанут.


Порно


Все обладанье - иллюзорно,
Оно всего лишь только знак.
Все присвоение - есть порно,
А собственничество - тлен и мрак.
Ты, пиллигрим, за все в ответе,
Что не тебе принадлежит:
Свои или чужие дети,
И женщина с тобой лежит,
Пусть она думает украдкой,
Что она женщина твоя,
Но в каждой женщине повадка,
Что она - чья-то и ни чья.
Холостяком гуляет ветер,
Свободно над землей паря,
Переставляя все на свете,
Всему меняя имена.
Свободна радость от полета,
Свободный дух творит, любя,
И в шахматы с земным народом
Играют небо и земля.
И только ты о том не знаешь,
Иначе как бы смог ты жить? -
И потому ты приручаешь,
Что не тебе принадлежит.


Дидактическая песенка


Ты просто делай, что умеешь,
А не умеешь, так учись.
Цени пришедшую идею,
Благодари за это жизнь.
В конечном счете, будет важным,
Что ты не зря носил штаны,
Что отличают всех сограждан
Не только внешние черты.
Ты научись быть верным в малом
И не завидуй никому,
Нам не дано знать, кто был правым,
И кто был левым почему?
Нам не дано знать, кто успешен,
А кто лишь воздух шевелит,
И безнадежно так поспешен
Наш суд и прокурор сидит.
Мы все, по сути, только дети,
Своей ученостью хвалясь,
Не знаем мы, зачем на свете
Живем, то плача, то смеясь,
Доступно нам преодоленье,
И мы идем куда-то врозь,
Достигло ль наше поколенье
Чего другим не удалось?
Кому ж на свете все понятно,
От тех бегу и тех боюсь,
От них имел я многократно
И в хвост и в гриву, но не злюсь.
И сам из тех я, кто не знает,
А если знает, то пока
О том еще не понимает,
Не прыгнешь выше потолка.
Но я люблю полет дерзанья
Мне день полета, словно год.
И может, в этом содержанье?
И счастье, если повезет.



Поэт и счастье


Стихи не пишутся от счастья,
Оно полно самим собой,
Стихи даются лишь в напасти,
Их назначение есть соль.
Поскольку жертва осолится,
Постольку будет и жива,
Стихи ложатся на страницу,
Словно ограда у креста.
А счастье солнышком струится,
И кувыркаясь на бегу,
Желает только насладиться,
Как жеребенок на лугу.
И счастье глупо безрассудно
Оно себя не сознает,
Ему не ведом опыт трудный,
Его значение есть мед.
Поэт не может быть счастливым,
Пчела без жала не нужна.
Он собирает меда диво
Не для себя, не для себя.


Поэзия


Опять рабочею уздечкой
Запряжен я в телегу дней,
Опять бегу дорогой млечной
Среди ухабов и камней.
Опять ловлю я свет далекий
От улетающих миров,
И смысл, как путник одинокий,
Со мною делит хлеб и кров.
Опять мудреную науку
Он мне, как правила, твердит,
Но правила рождают скуку,
И смысл все более молчит.
Тогда уж я его тревожу
И палкой угли от костра
Разворошу и понемножку
Их выгребаю из огня.
И не дождавшись, чтоб остыли,
Беру прохладною рукой,
Швыряю в ночь и в горы пыли
И пыль осядет надо мной,
И лишь тогда я вижу небо,
В прозрачной ясности ночи,
И звезды, как краюхи хлеба,
И опыт млечного пути.
И никуда уже не деться
От этой будничной тоски
Моя задача - лишь согреться,
Его задача - провести.



Подражание Тютчеву


Зачем шипы прекрасной розе?
Об этом думал ты хоть раз?
Зачем цветы растут в навозе?
И почему гранят алмаз?
Зачем разряд потенциалов
Бежит по тонким проводам?
А обновлению усталость
Предшествует, а тишь - словам?
И зло в неистовстве лютует,
Но средь него живет добро.
Зачем обманщик торжествует,
А правда распята еще?
Зачем творит несправедливость
Нам притеснения кругом?
Зачем дарованная милость
Суд отложила на потом?
Зачем есть грех, зачем есть святость,
Зачем страданья через край?
И кратковременна так радость?
Зачем есть ад, зачем есть рай?
И длится дальше угнетенье
Не для того ль, чтоб не исчез,
А возрастал огонь стремленья,
Взалкав достигнуть до небес!

Теологический спор

Возлияние

Болезнь

Порно

пятница, 1 мая 2015 г.

Дидактическая песенка

Виночерпий

Корысть

Нужда

Катрены Млечного Пути

Поэт и счастье

Поэзия