суббота, 16 мая 2015 г.

Автопортрет. Альбом авторских песен


Автопортрет


Я веселый и хмельной,
Тузик на природе,
А еще бываю злой,
Иногда доводят.
А еще, бываю хмур -
Несладка житуха,
Иногда я - балагур,
В основном, под мухой.
Раньше был добрее я,
Жизнь мне грела душу,
Поприжала жизнь меня,
Вылезло наружу
То, в чем был совсем я плох,
И об этом знаю,
Да поможет Господь Бог
Мне достигнуть рая!
Одним словом, на себя
Вовсе не надеюсь.
Исправляет Бог меня,
Правит, не жалеет.
Из ежовых рукавиц
И куда ж мне деться?
Ведь без них - дорога вниз
Зайцем, без наследства.



Лекарства, что прописывает жизнь


Мы долго выходили из болезни,
Замучил кашель, черт его возьми,
Мы заразились вместе, как и прежде,
Жена - от мужа, и муж - от жены.
Мы вместе переносим эти нужды,
И разделили бремя на двоих,
Мы принимаем внутренно-наружно
Лекарства, что прописывает жизнь.
Болезнь учит и лекарство лечит,
Нам все во благо, все нам по плечу
И наши дни, как приходские свечи,
Мы зажигаем вместе на ветру.
Бывает, ветер жизни гасит пламя,
Заносит огнь поземкою метель,
Но мне известно, что в семейной драме, -
Все для того, чтоб пламя взвить сильней!
Все - в прибыль, все надеждою богато,
Когда ты, словно кормчий, видишь цель.
Вчера жене повысили зарплату,
А мужу дали выговор за лень.
Я знаю, перемелет, перекосит
Все, что грядет, в Божественной любви:
Порой непониманье крышу сносит -
Терпенье прописали эти дни.
Пойду один в те дни на берег моря,
И как осколки соберу себя,
И мне поможет в этом, с ветром споря,
На берег набежавшая волна.
Когда я принимал свои обеты,
Судьбой уже пожамканный малец,
Я знал, что жизнь хрупка, как сигарета,
И если не сломался, огурец!
Я знал, что сутью брачного союза
Является забота пополам,
Совсем не соблазнительная муза,
Женою обернувшись по ночам.
Не будет та дорога мне не пыльной,
Я ей обязан помощь на пути,
Не потушить сумей ее светильник,
Гореть ему ты просто помоги.
И в этом - суть, не суть - большие планы,
Не стоит здесь превозносить себя.
У каждого из нас есть тараканы,
Но все они сбегают от огня,
Когда идем дорогой Моисея,
То днем ведет нас облако, храня,
Идем вперед, о прошлом не жалея,
Идем в объятья сладкого Христа.


Свойства



Нет ничего, чтоб было легче пуха
И тяжелее подлости людской,
Нет хуже, когда ты лишился духа,
Когда объят смертельною тоской.
Нет ничего паскуднее предательств,
Им срока давности за это нет.
Для оправданий - лучше обстоятельств,
Не смог придумать даже целый свет.
Нет ничего позорнее, чем трусость,
Засасывающее - чем уют,
И нет категоричнее, чем узость,
Которую невежеством зовут.
Нет ничего возвышенней молитвы,
И чище нет истока родника,
Нет ничего ожесточенней битвы,
Неправедней - распятия Христа,
Нет ничего, чего б уже не было,
И нет скучнее, знать все наперед,
Нет в мире незаслуженней, чем милость,
Которую явил к тебе Господь.


Инстинкт



Неравной была вся эта борьба:
Вначале я вчистую проиграл.
Я даже думал: мой инстинкт - есть я.
Что хочет он - то благо для меня.

Конечно, я когда-то был свежей,
И половой инстинкт мой был сильней.
Ему я верил, женщинам - почти,
Старался я от них все получить.
Ведь женщину пока раскочегаришь,
Мужчина же - по первому звонку
Уже готов, как пионер, он жарить,
И я готов, а в обществе - табу!

И также разница стремленья полов
Бесила, как торреадор быков.
Не мог я думать больше ни о чем,
Инстинкт был выше,
Был сильнее он.

Я за него вступался, что есть сил,
Я в адвокатах у него ходил.
Я ходатайствовал за свой инстинкт всегда,
Ни мало не смущаясь за себя.

Я правду - матку обществу рубил
За право исповедовать инстинкт!

Противна была мне, как дрянь и тварь
Вся ханжеская в обществе мораль!

Меня вел мощный половой инстинкт,
И я не мог тягаться силой с ним.
Я был зависим, я сходил с ума,
Когда он с голоду не раз сводил меня.

Тогда я был, конечно, эгоист,
И я не знал, что есть и высший смысл.

Меня вела природа - скользкий путь,
Он к смерти приведет когда нибудь.
Природа - бездна, сколько ни давай,
Ей будет мало, и закрыт ей рай.
Природа наслаждения слепа,
И лишь насытившись,
Немножечко добра.
А голод, холод, частый недород
Раскроют, что в природе зверь живет.

И вот тогда открылся вечный дух,
И мне явил закон для этих двух.

Что плоть и дух воюют без конца
И только в этом, люди, высота.
Дух дал борьбу мне до скончанья сил,
И дал жену мне в помощь, как просил.

И затаился половой инстинкт
И головой, казалось бы, поник.
А поднимал он голову когда,
Его уже ждала моя жена.

И эта схватка стала наравне,
И силы были равные уже.
Инстинкт то наступал,
То отступал,
Смотрел налево, на чужое звал.
(Домашними обедами кормить
Его необходимо, чтобы жить)!

Не скрою, иногда бывал я бит,
Но на войне, известно, - много битв.
Но с каждым годом был я все сильней,
Инстинкт сдавал редуты все быстрей.

Не скрою, иногда я с ним играл,
Заигрывал, и страсти накалял.
И он в атаку поднимал девиц,
Лихих и длинноногих кобылиц.

Его я сублимировал стихом,
Работой оглушал и бил трудом,
Но он, отямясь, снова рвался в бой,
Он не сдавался, непокорный, злой.

Голодный зверь, он снова приходил,
Но тактику свою инстинкт сменил
И к хитрости нередко прибегал,
Стал респектабельным,
Культурным даже стал,
Он в благочестие рядился, как аббат,
Он прятал в землю похотливый взгляд,
Предельно ясно было все же мне,
Что у него лежало на уме...

Еще мне долго предстоит борьба,
Увянет плоть, но похоть - от ума,
Когда ж над плотью торжествует дух,
Мне открывает Бог
небесный слух.


Пробуждение



Когда покалывает тело
Уже привычной ломотой,
И ты рукою неумелой,
Пытаясь справится с собой,
Неточной линией пунктирной
Поставишь чайник на плиту,
А перед этим ты будильник
Остановил на пол лету,
За пять минут до подведенья
Итоговой черты под ночь:
В пол пятого нет отрезвленья
И не успел ты наволочь
Себе спасительную бодрость
Из отступающего сна,
И жадно пьешь из чаши воду,
И кофе стынет твой пока,
И зубы чистишь автоматом,
И подступающий рассвет
В окно стучится виновато,
И ищешь пачку сигарет,
И свет покамест не включаешь,
(Пусть спит усталая жена),
Сейчас уйдешь, ты это знаешь,
Валять земного дурачка -
Толкать сизифову работу
На гору полдня до темна,
Даст всякий день свою заботу,
Таков порядок всех и вся.
Когда все это происходит,
Ты благодарен Богу, что
Стихи толкаются в проходе
И просятся через окно.



Разоблачение пользы


Поэзия, по сути, бесполезна,
Но этим и, по существу, ценна.
Мир пользы - это лишь ворота бездны,
Где правит быт, но нет в нем бытия.
Когда душою соловья не слышишь,
И ветра, что играется с травой,
И тиши, что ступает мягче мыши,
И чайки, что милуется с волной,
Когда во всем ты видишь только прибыль,
И дивидендов, и процентов рост,
Возьми, дружок, на случай, где б ты ни был,
Ты от всевластья пользы долгий пост.
Ты отдохни от дел гнетущих смрада,
Почувствуй, как незримою рукой
Ослабевают все оковы ада,
И как нисходит на тебя покой.
И повезет тебе, если услышишь
Лишь сердцем, но не умной головой,
Как все вокруг тебя любовью дышит,
Распространяя аромат, не гной.
Тогда поймешь, - не умерла надежда,
Тогда узришь прозревшею душой,
Что мир Творцом был создан бесполезным,
А польза изошла из воли злой.



Тлен


Мудрость мудрого согреет.
Глупость глупого убъет.
И вздымаются на рее
Флаги нищих и господ.
Кто выбрасывает белый,
Жизнь достала через край,
Кто-то чертит стену мелом
Вкруг себя - не доставай!
Кто-то спешно ищет выход
- Сдавливает круг забот,
Кто спокойно ровно дышит -
Все минует, все пройдет.
Почитая все за тлен,
Ты поднимешься с колен.


Тьма


Он Славы Своей не отдаст никому,
Являясь Небесным Судьею.
И Он погрузил человека во тьму,
Явив тому, сколько тот стоит.
Двуногий сумеет понять только так,
Лишившись небесного дара,
Без Бога он кто? Он всего только прах,
И это - небесная кара!
Пока же не знает о том человек,
Себе он заслуги плюсует,
Себя он творцом своей жизни нарек,
Живет он, собою любуясь.
Красавицы ходят, как павы, гордясь,
И в скачке бегут карьеристы,
Дорвавшись,безумствует в роскоши власть,
Купаются в славе артисты.
Не ведают ведь, что буквально за все
Лишь Богу и быть благодарным,
Что видят, и ходят, и дышат еще,
Но слеп в суете день базарный.
Бог Славы Своей не отдаст никому,
Поэтому в день предрешеный,
Творец погрузит человека во тьму,
Прозреющий будет спасенным!
Бог Славы Своей не отдаст никому,
Что началось в Нем, возвратится к Нему.


Ритм


Я дефиллирущей походкой
Пройду по стертым этажам,
И станет для меня находкой
Ритм, что придал своим шагам.
И этот ритм не утомляет,
И никогда не надоест,
Прогуливаются по раю
В том ритме звезды, что с небес.
И в этом ритме все успеешь,
Работа спорится сама,
И в этом ритме не взопреешь,
И не устанешь никогда.
И этот ритм хорош для песен,
И он пригоден для стихов,
И этот ритм совсем не тесен
Для вдохновляющих шагов.
И в этом ритме все движенья
Ложатся точно, как строка
И рифмою в стихотвореньи
На швабру тряпочка легла.
И в нем движенья не случайны,
А продиктованны судьбой,
Что долго пряталась, как тайна,
Раскрывшись вдруг сама собой.


Произведение



Творчество - моя молитва,
Потому я не молчу,
Предрекают исход битвы
Обращения к врачу.
Слово лечит, слово учит
И показывает путь,
Хоть порой оно колюче,
Ядовито, словно ртуть.
Из лекарств - так много горьких,
Ведь совсем не дураком,
Пешков стал Максимом Горьким,
Путь проделав свой пешком.
И недаром человеку
Нужно многое глотнуть,
Чтобы Университетом
Стал его прошедший путь.
Этот путь совсем не догма,
Но приятно будет вам,
Как изломано - изогнут,
Путь вплетается в роман.
Как приятно, что дороги,
Зной глотая и дожди,
Станут струнами мелодий,
Превращаются в стихи.
Не напрасен каждый камень,
Важен каждый поворот,
Из него - сюжет в романе,
Из него - стихов полет.
Так из шага, из другого,
Из движенья вверх и вниз
Возникает Божье Слово,
Наполняя смыслом жизнь.



Луч



Чтоб не ждать попутный ветер,
Я его зову.
Вдохновение ответит:
- Вот, уже лечу! -
Над морями, над лесами
Стелится туман,
И с открытыми глазами,
Я иду, как пьян.
И куда идти, не важно,
Лишь бы с ним вдвоем,
И легко идти отважно,
Когда ты ведом.
Вдохновение - ведущий,
И из мрачных туч
И поющий, и зовущий
Засверкает луч.
Он войдет в тебя, как в пажить
Проникает плуг,
Но так нежно, что так даже
Не коснется пух.
Но мечом своим пронижет
Все заботы дня,
И перчаткою нанижет
На себя тебя.
Его свет не ослепляет,
Хоть вошел в зенит,
Его огнь не обжигает,
Греет и хранит.
Вдохновение играя
Солнечным лучом,
Приведет к воротам рая,
Где твой отчий дом.



Сотворчество



За слово отвечаешь, коль поэт,
И призывая Бога, жди ответ.
Еще даже не высохла страница,
А слово полетело, словно птица
И возвестило пением рассвет,
Или закат, а может, бренность лет.
Оно опередило запах розы,
Цветенье лип, февральские морозы,
Пустыни зной, вечернюю зарю,
И все предвосхитив, - "Благодарю" -
Пропело. Было эхо - "Я творю".


Обитель


Распускается как лотос
Алая заря,
Прихожу я на работу
Так же, как вчера.
Если спорится работа,
Быстро день летит.
Но не в ней я, а в полете,
И душа парит.
Знает сердца сердцевина
Тайника секрет,
От Отца подарок Сыну -
Место, где нет лет,
Ни секунд и ни минуток,
Ни недель, ни дней,
Все случайное минуло
В сумерках теней.
Ни дождя там нет, ни града,
Ни календаря,
Вся небесная награда
Там припасена.
Нет там и начальства злого,
С фигой на челе.
Вот, идет начальник Вова -
Радость на лице,
Ни упрека, наказанья,
Только похвала.
Ну, и где мои страданья? -
Лета унесла.
Хорошо там и удобно,
Там ты тот, кто есть,
Царству Божьему подобно,
Иль оно и есть?
Там тебе все по размеру,
Точно на тебя:
И эмоции, и вера,
Слово и дела.
Все приносит наслажденье,
Чтоб ни делал ты,
Как прекрасно все творенье
В мире и любви!
Даже убирать какашки
Не противно там,
Обрываешь так ромашки
Ты по лепесткам.
Ты вошел в свою обитель
И не понял - как?
На земле ты - небожитель,
А не просто так.


Испытание


Смысл жизни - испытанье,
Смысл жизни постижим.
Заповедано дерзанье
В покорении вершин.
Заповедан поиск истин,
И средь них горит одна
Пламенем, как небо, чистым,
Что о подвиге Христа.
Божий Сын, Он был унижен,
Не грешил, но стал, как грех.
Был добрее всех и выше,
Но распят и - ниже всех.
Кто Его в познаньях круче?
Столько совершил чудес!
Почему же Он был мучим?
Избиваем для потех?
Почему же самых лучших
И достойнейших из всех
Наградят венком колючек
И их ждет позорный крест?
Время бесконечной сетью
Раскидалось по векам.
Ловят птиц, сажают в клети
На съедение котам.
Почему их жизнь в миноре?
Только не кляни судьбу!
Все ничтожные - в фаворе,
Все достойные - внизу.
Но дерзающий в познаньи
Свой получит ориентир:
Наша жизнь - лишь испытанье,
Словно кастинг в лучший мир.



Урожай


Этот год был полон муз,
Я доволен очень.
Плоть трещала, как арбуз
На писклявой ноте.
Но сочилось из нее
Вопреки природе,
Не хула и не дерьмо,
А родник мелодий.
И снимало урожай
Надо мною небо,
И мои печаль и жаль
Превращались в хлебы.
По иному и нельзя -
Мелется пшеница,
МУка стала как мукА -
Некогда лениться.
Когда давят виноград,
Выжимают вина,
Сын Отца прославить рад,
А Отец рад - сына.

Комментариев нет:

Отправка комментария