суббота, 23 февраля 2019 г.

Траектория полета. Альбом авторских песен

Траектория полета


Чистое небо
Острым углом:
Где бы я ни был,
Небо - мой дом.
Где бы я ни был,
Нужно понять
Небо - отец,
А земля - это мать.
Давши мне тело,
Учила стоять,
Ну а отец 
Меня учит летать
В небо за кладом
Острым углом
Сколько б ни падал
Небо - мой дом!




Иерархия

Конечно, лошадь хочет кушать,
Подай ей сена и овса,
А не подашь, так плюнет в душу,
И не поедет ни шиша!
И хоть стегай её нагайкой,
До полусмерти хоть избей,
В ее глазах - "Где моя пайка?" -
Стоит вопрос, как Челубей.
На произвол судьбы не брошен,
Живешь ты посреди степей,
И под тобою твоя лошадь,
А ты на ней, и ты над ней.
Вопрос с питанием решаем,
Ты жив не хлебом лишь одним,
Ты потому её хозяин,
Что над тобой есть Господин.



Закон, который многим не известен


Чтобы подняться, нужно опуститься,
И сей закон, увы, неумолим.
Ему подвластен зверь, подвластна птица,
И человек, и Бог - всех господин.
Чтобы подняться, нужно опуститься,
Иначе ловит власть в свои силки,
От счастья будет голова кружиться
От высоты - и править не с руки.
Чтобы подняться, нужно опуститься,
Тогда лишь всё оценишь и поймешь.
В начальники людской поток стремится,
Охочих опуститься не найдешь.
И потому с вершины люд катится,
Словно на голой попе каждый год.
Чтобы подняться, нужно опуститься:
В таком порядке, не наоборот.
И если к Богу ты пришёл из тени
На яркий свет, то видны все грехи,
Ты должен опуститься на колени,
Покаяться - и вознесешься ты.



Лень


Любишь лень - жалеешь вора:
Словно с горки едешь вниз,
Но доехав до упора,
Нужно подниматься ввысь.
А не хочется, поди же,
Хочется лежать, сидеть,
Опускаться еще ниже,
И в итоге - умереть.
Но расслабившись донельзя,
Ты умом раскинь за двух.
Не лелей ты свое тельце,
А воспитывай свой дух.
А иначе, смой улыбку
С растолстевших нежных губ -
Жизнь, похожая на пытку,
Ожидает тебя, друг.




Индивидуализм


А мне нет дела до него, 
Того, кто так же робу носит
И жизнь свою, как я, износит
По мелочам, и от всего
Уйти пытается в ракушку,
Под толстый панцирь свой залезть,
Хотя всё это, вобщем, смерть,
И превращение лишь в тушку,
Когда, как каждый, ты бежишь 
От всех в себя, и в это веришь, 
Но ты лишь врешь себе, потери
Свои ты не осознаёшь.
Другим откроешься - найдешь 
Себя. Закроясь - потеряешь:
Не в этом состоит ли, знаешь,
Закон любви? А нет, так грош -
Цена твоим большим потугам.
Но ты прошёл весь этот путь,
Когда лишь смерть несли другие,
Все ядовитые, как ртуть,
Но всё равно, а ты люби их.
И ты укрылся от дождя
От радиаций зараженья,
Когда ты спрятался в себя,
Но стал при этом своей тенью.




Ожидание


Я жду строку, как сторож утра,
И как пустыня жаждет дождь,
И в этом пробудилась мудрость -
Ты получаешь, если ждёшь.
Ты получаешь, если веришь,
Хоть нетерпенье вводит в дрожь,
Нежданно лишь грядут потери,
Они приходят, хоть не ждёшь.
И потому я ожиданье
Прославлю в песнях и стихах,
Оно - прелюдия свиданья,
И рост в побегах и стеблях,
Ведь ожидание готовит,
Мобилизует на успех,
И увлекательно, как повесть,
Но тает, словно первый снег,
Когда оно устанет биться
С протухшим временем надежд.
Пусть ожидание случится!
Но поспеши, его утешь...





Путь


Любая взвешена пылинка,
И также взвешена Земля. 
Ухабы, кочки и щербинки
Все это взвешено не зря.
И каждому его дорога
Давно назначена судьбой,
И каждый приходящий к Богу,
Вам скажет, что пришел домой.
И сбросивши свою поклажу 
Из дел, сомнений и греха, -
Он к Богу подойдет и скажет
Ну, здравствуй, Папа!
Вот и я!




Фамильярность





Коль друг - Иисус, то что чудесней
На этом свете может Бог?
Я видел в Нём Отца и песней
Я прославлял Его, как мог.
Но так, чтоб быть со мной на равных?
Кто я такой? - Лишь вошь из вши,
Ведь чтоб быть литерой заглавной,
Ты встать обязан впереди.
Он - впереди и я, несмелый,
Всю жизнь плетусь в хвосте у всех.
Меня, признаюсь, так задело,
Что несмотря на неуспех,
Иисус со мной вот так - на равных,
Смог руку дружбы протянуть,
Я не пойму, как может главный
Так взять и мир перевернуть.




Ковчег


Опять неделя за неделей 
Бегут по кругу колесом: 
Телега мира еле-еле 
Передвигается с трудом.
И вроде бы прогресс стремится 
Всех нас над бедами поднять,
Но Божье Царство только снится,
И зло людское не унять. 
Война приходит за войною,
Беда приходит за бедой,
И вновь очередному Ною  
Ковчег приказано -  построй.
И кто небрежней, кто усердней 
Спасается от лжи и зла, 
А мир, такой немилосердный,
Телегой катится куда?




Условие спасения


А нить судьбы моей однажды
Струною в небо поднялась,
Я знаю, это может каждый,
Коль есть на небе Божья власть.
Я знаю, каждый может в небо
Подняться чистою душой,
Когда вкусит Христова хлеба,
И снизойдет к нему покой.
Не вечно хмурится Создатель,
Не вечно ушлые враги
Тебе на голову проклятья
Шлют раскаленные свои,
Придёт к тебе спасенья праздник,
И расцветут в душе цветы,
Но прежде приготовься к казни,
Чтоб от неё тебя спасти.




Двойственность





Слепую рыбу выудить не грех,
И плоть её вкусна и хороша
О, если бы ты мог увидеть всех,
В ком мучится бессмертная душа!
О, если бы ты мог понять пути,
Коими движет мировой баркас,
Ты смог на нём бы больше не грести,
Или грести хотя б в последий раз.
Ты - рыба, но ты так же рыболов,
Себя поймать на удочку души
Не просто, если дорог тебе кров,
Ну и на берег тяжело сойти.




Цена мира


Такое спокойствие дышит вокруг,
Такой Божий мир и цветенье,
И дождик прошел неожиданно вдруг,
И сразу запахло сиренью.
А ты уже можешь ценить тишину,
Сидя в полусонной квартире,
И всякий, прошедший беду и войну,
Поймет наслаждение в мире.
Такой здесь покой, и лежит благодать,
Как будто бы толстый слой пыли,
Никто никогда не хотел умирать
И я бы хотел, чтобы жили.
Но кто-то решил, что полезней всем нам
Война. Снял печати страданья,
И мир приговором судив: "Аз воздам!",
Сей агнец, пошёл на закланье.

Колокольчик. Альбом авторских песен

Колокольчик



Колокольчик Духа,
Ты звени над ухом,
Тебя слышать, Боже,
Я всегда хочу.
Почему ж не слышу,
Словно бы я вышел?
Или мне задачи
Все уж по плечу?

Неужели, знаю
Жизнь моя какая?
Неужели вижу
Путь, куда идти?
Бело-голубая
Мысль моя, да злая
Черно-золотая
Встреча на пути.

Голосок любезный,
Колокольчик нежный -
Словно бы по жилам
Жизнь звенит, как ток.
Только где Ты?  Где же?
Разве может грешник
Слышать Твой небесный
Чистый голосок?



Эмигрантское


Мы в чём-то ущербные люди,
Приехавшие сюда,
Не ведаем - лучше ли будет?
Намнут ли и здесь нам бока?
Мы опыт несем поражений,
За нас двух небитых дают,
Быть может, мы выйдем из тени,
Но наш не оценится труд.
Земляне - престранные люди,
Практически не таясь,
Чужих однозначно не любят,
Мечтая втоптать всех нас в грязь.
На нас вознамерясь построить
Дорогу себе в небеса,
При нас отступает их совесть,
Не пряча при этом глаза.



Небоскребная песня


Золотая сигарета 
В небо вознеслась главой,
Если б кто увидел это
Триста лет назад, главой
Он поехал бы моментом
В те места, где дружбы нет
Меж врачом и пациентом,
Пониманья тоже нет.
А сегодня мы привыкли,
Когда крышами скребут
Небеса и свои тыквы
Задираем там и тут. 
Небо стало теперь ниже,
Самолеты под рукой,
Только мы не стали ближе
К Богу и горды собой.


Не фартовый


Не боюсь я облаков,
Дураков и городов,
Не боюсь их грозных слов
Или оклика,
И я радуюсь, когда
Тают всюду льдинки зла -
Льётся талая вода
Нам из облака.

Я суровость не люблю,
Душу вылечить хочу,
Испытаний не прошу,
Зато требую -
Дайте дело по плечу,
Ношу дайте по нутру,
И не множьте вы свои ребусы.

Испытаний час настал,
Но я в это время спал,
Закрутил и завертел
Лист осиновый.
Все во мне перемешал,
Обломал и обокрал,
И себя я в нем узнал -
Дурачина я.

И тогда сквозь свою грусть
Я узнал, чего боюсь,
Я себя теперь боюсь,
Непутевого.
Я боюсь свою печаль
И обиды сладкой жаль,
Правит в голове не Царь,
Не фартовый я.

Песенка с замутненным смыслом


Когда поднялся змей бордовый,
А после полуголый змей,
И окриком своим суровым
Он разогнал всех голубей.
И унаследовал катушки,
Ну те, что кабеля хранят,
И чистым голосом кукушки,
Он стал пророчить всем подряд.
А я лежал себе и думал,
Когда пройдет весь этот бред?
Я не считался слишком умным,
И глупым не считался, нет,
Но познавал себя (Творенье
Должно же понимать себя),
И откликом  стихотворенья
Я отвечал на злобу дня.
Когда ж ослабнут смысла связи
Между словами, что найду,
То упаду-ка ли я наземь
Иль воспарю на высоту?
Освобожусь совсем от смысла
И понесусь в потоке дней
Как змей, бордовым коромыслом,
Что разгоняет голубей?


Сердце


Сердцу как себя понять? -
Обвинить иль оправдать?
Иль прибавить, иль отнять,
Чего хочется?
Но одно ты должен знать -
Плод лишь спелым нужно рвать,
Так велит и здравый смысл
И пророчества.

Сердцу как понять себя?
То в нем свет, а то в нём - тьма,
To плотина, то река
И глубокая,
Что не видно даже дна,
А бывает - мель одна,
Камни и песка тоска,
И убогая.

Распознать, что в сердце, как?
Если сам себе ты враг?
Зажимал себя в кулак.
Кровоточило.
Если рана - не пустяк,
А бывало, просто так
Наведешь на сердце мрак
Среди прочего.

Но всё глуше сердца стук,
Просто сердцу нужен друг,
Он спасает, словно круг,
Утопающих,
Только разве что без рук.
Сердце может ли без мук?
Сердце - это в общем - дух
Неветшающий.


Не понимаю


Как ключ в замок,
Как в масло - ножик,
Так входит Бог 
Ко мне под кожу.
И входит Он 
Совсем неслышно,
Как входит сон,
Как входят мыши.
И не иначе,
Как мирозданье,
Ведь это Он -
Мое дыханье.
И сколько раз
Того не зная,
И за свои
Я принимаю
Его улыбку,
Его голос,
И мысль, что рыбкой
Мелькает в волнах
Моих страстей -
То я ль желаю?
Я свой иль чей? -
Не понимаю


Неуверенность


Не различаю этот Голос
То - слышу, то - не слышу я.
Я понимаю, путь мой долог
И неосознанны слова.
Я понимаю, что не скоро
Будет готовым мой обед,
Что нет огня, сырой мой порох
И я забыл про свой обет.
Иду ли я? Но постоянно
Мне кажется, что не иду.
Что лишь зализываю раны,
И лишь подсвечиваю тьму.
То слышу я, а то - не слышу:
Уверенность - мой страшный враг.
Скажи мне - это вечность дышит
В затылок иль какой пустяк?




Небесный певец


Задача птицы - только петь,
А чтобы в песне была радость,
Она научена лететь,
И ей другой судьбы не надо.
И заселивших небеса 
Своим беспрецедентным хором
Всегда мы слышим голоса 
Под управленьем дирижера,
Что нам невидим и не зрим
За облаков небесным тентом,
Но повстречаемся мы с Ним,
Как воздадим аплодисменты.


Зимний Израиль



Зимний Израиль - тревожный сезон,
Косят дожди, крыши душ решетя 
Всё это в целом, похоже на сон,
За исключеньем, конечно, дождя.

Зелень деревьев кричит о весне,
Море штормит изумрудом стальным,
Что это всё говорит обо мне,
Кроме того, что я вечный олим?

Мне не впервой это небо дождей,
Мне не впервой и страна дураков,
Где я такой же, как небо, ничей,
Где мне и даже не светит свой кров.

Зимний Израиль - холодный сезон,
Влажность проникнет за воротники.
Все это в целом, похоже на сон,
За исключеньем, конечно, судьбы.


Писать стихи...


Писать стихи так просто, Боже!
Так сладко выражать себя
И чувствами себя до дрожи,
До вдохновенья доводя.
Ломать комедию и в лицах,
Брать жизнь свою на абордаж,
Галантно, как тевтонский рыцарь,
Точить строку, как карандаш.
Спокойно течь водой из крана,
Неиссякаемым ручьем 
Что из душевной льётся раны,
А из телесной - нипочём! 
И всё любить, кроме деньгзнаков,
Ведь отношениям любви
Претит торговля, кот наплакал
Поэзии, где лгут рубли.
Заправить длинную рубашку
В штаны стыдливою рукой
И душу вылить нараспашку,
Раскрыв её перед Тобой.



Отрада


Какое счастье - пробужденье,
Когда всё дышит и поёт!
Благоуханье и цветенье,
Ведь в Духе всё наоборот,
Чем в падшем и подлунном мире,
И беспросветном и скупом,
Ты выбираешь: или - или,
Иль верить, или быть со злом.

Дух, торжествующий над тленьем,
Дух, поднимающий к богам,
И к Богу всех, звучишь Ты пеньем,
Слепых зовущий к небесам.
Когда же головой понурясь
И потонувши в суете,
Иду в плену забитых улиц
Такой измученный, как все,

Своей постылою работой,
Своей унылою судьбой
Ну разве мы не идиоты,
Так проживая срок земной?
Нас обманули беспардонно
И вечную украли высь.
На свете нет теперь  закона,
Что гарантировал бы жизнь.

На свете есть одна награда -
Так свою жизнь суметь прожить,
И удостоится отрады
Чтоб с Богом вместе вечно быть.
Какое счастье - пробужденье,
Когда всё дышит и поёт!
Благоуханье и цветенье,
Ведь в Духе всё наоборот!