суббота, 30 января 2016 г.

Музыка

Вечная весна

Одуванчик

Украденный вечер

Безмерность ночи

пятница, 29 января 2016 г.

Маки

Эдельвейс

Перепутье

Небесная песня

Непостижимая песня

После отпуска

Автобиография

суббота, 23 января 2016 г.

Отпускной билет. Альбом авторских песен

В отпуске




Я в отпуске. Брожу по Львову, 
Где прошлое, как из зеркал
Глядит. Где не освоил мову.
Не победил, но и не пал. 
Бежал. Меня купил Израиль
За пляшку, нюшку табака,
Теперь брожу, теперь не знаю,
Где затаилась боль моя?   
Я помню, как она уныло
Меня сосала, словно червь, 
Как пожирала мои силы
Страданий бесконечных вервь. 
И я ходил, себя не помня, 
По этим мощенным камням
И город, как каменоломня
Манил меня узором брам.
Брожу и утешаюсь мыслью -
Себе я не принадлежу. 
Я обошел вокруг и вышел
Уже на чуждом берегу.  
Не так все сталось, как хотелось -
Увы,  я мир не изменил.
И мое вянущее тело   
Летит, но только лишь в сортир. 
И острота уже исчезла, 
И темнота сошла на нет, 
Брожу не пьяный,  и не трезвый, 
И в прошлое ищу билет.


Утро



Заледенелые дорожки
Под легким слоем серебра,
И только брошенные кошки
Гуляют по двору с утра.   
Как благородно стоят ели
По струнке в небо устремясь, 
А я лежу в своей постели
И проверяю с небом связь. 
Прозрачность,  ясность и морозец
Нам принесла эта зима, 
И в поэтический свой розыск, 
Где вновь рождаются слова,
Пускаюсь. Никаких фантазий, 
Когда итог созрел, как плод.
Спускаются снежинки наземь,  
Я ж восхожу наоборот.


Снег



Настал чудесный зимний день.
И выпал снег,  он разукрасил
Деревья все на свет и тень, 
И это стало словно праздник
Вне красных дат календаря -
Обычный день стал необычным
И так во Львов пришла зима
И общим стало то, что лично.
А если ты не посвящен
В живую благодать природы   
И в самовыраженье крон
На синем фоне небосвода,
И в гулкий и хрустальный звук  
Среди торжественности тихой, 
Что усиляет всякий стук,
И каждый голос будто свыше
Звучит, будь то кряхтит мотор,  
Или детская скрипит коляска,
Иль лай собак наперекор -
То не понять, что жизнь, как сказка,
Где каждый встреченый предмет,
Тем снегом породнившись с небом, 
Включается в его сюжет   
И быль становится как небыль.
Но я не верю, что поэт
Всего лишь скромный небожитель, 
Поэт по сути - тот же снег, 
Что на земле творит обитель   
Небесных тайн и его взгляд
Небрежно брошенный, случайно
В себе содержит некий клад, 
Что приближает эту тайну.

Новогоднее 



День морозный,  день румяный
Залетел ко мне в окно.
Подставляйте  все стаканы -
Будет новое вино.
Будут лить неосторожно
Вновь шампанское рекой,
В ту же реку невозможно
Второй раз вступить ногой. 
Все, что было, уже сплыло 
И осталось позади, 
Если сердце не остыло, 
Если радость впереди -
В Новогоднее верь чудо,  
И в амнистию для всех,
Жизнь есть все-таки причуда,
Жить без радости - есть грех.


Гражданская война



Все кружится Новый год,    
Как снежинки, ниспадая
Счастье переходит вброд,
Но его не замечают.    
Гонят думы от себя,   
Чем-то внешним развлекаясь,  
А в стране идет война, 
Безутешная,  плохая. 
И незримая печаль, 
Как вуаль, легла на лица,
Сердце охватило жаль -
И не спрятаться,  не скрыться
От далекой той войны,   
Что внезапно стала бытом -
Парни с той войны пришли,   
Кто в гробу,  кто - инвалидом.
Новогодняя печаль,
Как вуаль, легла на город, 
Погружая души в сталь,
И в неизъяснимый морок.   
Радость стала напускной,
Неестественной,  фальшивой 
Кто - предатель, кто - герой
Уж не важно. Были б живы.


Подсознание



В мраке позднего тумана,
В свете первого окна -
Незалеченная рана 
Поднимается со дна. 
   
И своим больным вопросом
Искорёжив небеса,  
Ждет ответа - это способ
Исцеления себя. 

Пусть ответ придет не скоро, 
Но он все-таки придет,
Помощь, что-то вроде Скорой,
В нем лекарства привезет,

Когда станешь ты тверезым
Примешь истину и свет,  
Хирургическим разрезом 
Не погубит тебя, нет.  
                                                               
И тогда поймешь, что был ты
Малодушен и труслив, 
Думал, что уже забыл ты,
Оказалось, не забыл.

Думал, что нашел причину     
Оправдать себя во всем,   
Думал, все здесь - дурачины,   
Сам остался дураком. 

Обвинять других был мастер -  
Бога, близких иль страну - 
Ах, какие рвались страсти,
Превращаясь в суету!   

Ах, как ты страдал, несчастный,  
Поголовно всех судил,
Рвал себя, других на части,
Потому что не любил. 

Сам страдал - и все страдали 
От твоих жестоких вправ,
Виноватыми все стали,
Оказалось, ты - не прав.

И в себе самом занозу
Ты лелеял много лет.
Ты избрал такую позу, 
Чтоб не видеть в себе свет.


Решение



Который день по старым мостовым
Брожу, как после многолетней тяжбы, 
Быть мертвым много лет - не стать живым,
А впрочем, то уже не так уж важно,
Когда вся жизнь идет наперехлест,
И вся страна, с ума сойдя беспечно, 
Летит как поезд с рельсов под откос,
Что жизнь моя? Былинка ей  навстречу?
Когда с ума сошел весь целый мир,
Вдруг сразу потерявши ориентиры, 
О чем мы говорим? О чем молчим?  -
 Уже не важно,  если всюду лживы. 
И не с кого спросить... Неужто с них?
С заблудших и несчастных  сумасшедших? 
Помилуй Бог! Решений нет иных -
И Ты в который раз идешь навстречу.


Инфант



Как лошадь в стойле, застоялся, 
Как ветер в заводи, утих, 
Как окунь в неводе, попался,    
Подергался, а после стих.
Все время был, как пень, без дела
Себя, как ногу, засидел,  
Жизнь словно жвачка, надоела -  
Всю сладость высосал и съел. 
Бельем зависнул на веревке, 
Хозяйка в спешке суматох,   
Его накинула неловко -
На солнце выгорел и ссох.
На полке залежался книгой, -
Которую уже давно                                 
Не открывали и интригой 
Чьей не захвачен был никто.
Не числясь, не зовясь, не значась, 
Ушел от всех, как колобок, 
Ни целью,  и ни сверхзадачей
Не потревожил себе лоб.
Забыт, как будто бы и не был,
Свободен он от всех и вся, 
И по нему даже молебен
Не заказали никогда.
Сам - праздность, что не знает праздник,   
Не засосет его и  быт,
Не ценит время, ведь в запасе
Его на тонны мегабит. 
Не понимает он, уснувший, -   
Не страшен плен так у врага,
Как быть в плену у равнодушья,
В плену у самого себя.


Благо



Морозы - опасное дело:
И бодрость от них,  и болезнь -
И грань между ними лишь тело
Одно и способно провесть.
Ликует твой дух на морозе,
Но знать и не знает о том,
Какой подвергает угрозе
Свой быстро ветшающий дом.
Об этом поведает кашель
И горло с утра, что болит,
Термометр преступно покажет, 
Простуду у вас или грипп.    
И это прими ты за благо,
Как зимнюю принял метель,
Что к книге, перу и бумаге,   
Тебя прикует лишь постель.


Твоя любовь



Все есть Божья благодать
И за все Тебе спасибо -
За возможность постоять
У окошка на отшибе
От себя и своих дел
И глотнуть морозный воздух      
И за то, что захотел
Снова жить - еще не поздно. 
Не рассеялся туман 
По утрам на верховине - 
И за правду,  за обман,
И за неисповедимость
Всех путей Твоих и дней, 
За возможность предстоянья
Перед тайною Твоей  
И за знанье и не знанье.
Все есть Божья благодать, 
Благодарен за науку -
За хлопочущую мать,
Что за мной спешит по кругу:  
От ее слепой любви
Так и хочется сбежать мне -
Обними меня, прижми, 
Но не задуши в объятьях.
Что рассеет солнце смог, -
Ты со мной и на отшибе, -
Что Ты близок и далек,
Говорю Тебе - спасибо.


Игра времени



Приходит время и уходит,
Оно то раб,  то господин, 
Оно уже то на исходе, 
То его бег неощутим.      
То безразмерно его много  
Так, что не думал ты о нем,
И его суд тебя не трогал,  
Пока ты был с ним не знаком.  
Но счет пошел сперва на годы, 
Потом на месяцы и дни, 
Потом однажды час твой пробил, 
Бежал ты с ним вперегонки.   
Потом ты просто провалился
Сквозь стену времени собой,  
И в милости ты растворился,
Словно не знался ты с виной.
И понял - времени уж нету,       
Оно - не друг, оно - не враг,  
И под прокладкою монетой
Оно запало в твой пиджак.