пятница, 26 декабря 2014 г.

Пробуждение. Альбом авторских песен.


Дорога



Как огниво, горстка камней на снегу.
Дорогой губерний, смущенный, иду.
И болью, столь ясной, как утренний сон,
Достоин ли вас я? -  стал первый мой стон.
 
А дальше, как гусениц гадкая слизь, -
Обида на солнце, обида на жизнь.
В клубке из закатов, рассветов и дней
Не ведал ни братьев, ни поводырей,
 
Ни образа Бога, ни долгого сна.
Одна лишь дорога, что звала сама.


                                                                       Скромность

                                             

                                             
        Висит луна на небе ясном,
        А умным не приходит в голову,
        Что потому они несчастны,
        Что голова у них как колокол.
 
         И самолет летит по небу,
         А я молчу, как пень еловый,
         Не потому, что я там не был,
         А потому, что очарован.
 
          Висит коса у нас в сарае,
          И травы вырастают мирно.
          Висит коса, она не злая,
          Да только ей висеть обидно!
 
          И я ношу себя в кармане,
          Ну что с того, что всем не видно.
          Ношу же все-таки не камень,
          А неимущим – незавидно.

                                                                   
                                            Нищета


Я жую объедки ночи, словно пищу.
День бессмысленнен, а я – обычный нищий.
Ночь – священна, пусть хоть это осталось,
От зари, что так заветно зажигалась.
Но сгорели безвозвратно, как угли,
Страх и счастье, только душу обуглив.
Да одно утешенье осталось,
Что заря все-таки зажигалась!




                                      Христос


По каменеющим ступеням. Я вниз спустился в подземелье,Там был кромешный ад.Вернуться? –Стать послушной тенью,Что равносильно пораженью? –Я не пошел назад.Я вниз пошелИ холод вечныйВ лед превратил мой костный мозг.Я возвратиться еще б мог,Но что бы было человечней?

          
          Следы на воде


Напрасно считают, что нет следов на воде
  Они быстротечны, как синие ризы дождя
  Туман остается в уключинах лодок стоять
  И он не напрасен, наверно, как будущий зять
  А струи воздушных течений торопят уйти
  И дверь на ветру безутешно страдает в силках
  Трагедии текстов – что нужно их прочитать

  Совсем не то письма, они как следы 
на воде

           
                                            Предчувствие


Стоит сосна
вся без ветвей
вот кто-то умер,
и  уныние,
голодный,
я сухарь грызу…


Сижу в туалете
четыре стены
меня окружают,
я  взаперти
один на один
со своей природой

                       
                  О, Боже,
                  Как силен половой      инстинкт!

Я взял чужое?
Или взял свое?
Наперекор пустился неслучайно
И приоткрыл завесу тьмы над тайной,
Покрывшей, словно тень,
Мое лицо.
Отныне
Сам решаю за себя
И путь не шире грани
В этом мире.
Иначе я –
Лишь гость в чужой квартире,
Иначе, я уверен,
Мне нельзя!







                                              Исцеление

  
Я шел через пустыни мели
И жить уж больше не хотел,
Когда ко мне за две недели
Попутный ангел прилетел.
Я не спросил - ну, что так долго?
Я не пророк, как Даниил.
На мне прыщавая наколка,
А в легких - сигаретный дым.
Я не сказал ему полслова,
А лишь припал к его устам
И пил божественное Слово -
С печалью горечь пополам.
И пока пил, что даровалось,
И пока ел, что мне далось,
Вся горечь превратилась в сладость,
А боль растаяла, как воск.



Пробуждение



Картошка, лук, помидоры,
Яблоки, мандрагоры,
Реки и горы,
Неба просторы.

Стул устал.
На том месте,
Где он стоял,
Вырос тюльпан. 
Тлеет стакан
С винцом.
Над стеклом холодца - Лицо. 
Лунный свет
И силуэт ночи.
Почерк звезд -Точки. 
Сердце ищет
И верит,
Себя теребя, 
Где же берег?

Журавль поднялся в небо,     

А во мне проснулась радость!

Куда спешить?
Мгновение - есть вечность. 

       Длительное путешествие




Выпал снег.

Гранат очерствел.

Встали мы на ночлег в пути.

Стены, грохотом кирпичей в груди,

Степи, криком грачей,

Окружали нас.

После сна деньги мы раздавали.

Зарыли в землю топор войны.

Губы покрыли чистым песком.

Фанерные стены сняли и сложили венком.

Снег осмотрели.

Встали.

Осторожно пошли.

Грели нас кузни.

Длинные ноги дождей в сапогах колодцев

Исступленно нас догоняли.

Грешный мир отнимал зарю.

Толпы рук бросали в нас комья злобы

И разбивали нас.

Оставалась усталость.

Мы отреклись от слов

И спустились под землю

В копи снов и в золу любви.

Мы отреклись от всего

И не внемля,

 Шли.


Но куда мы шли?




                     Напутствие


Я поднимаю ветр надежды
И наполняю паруса.
И пусть смеются в след невежды,

И всем пускают пыль в глаза.
Я чувствую, в руках есть сила,

И ощущаю, Бог со мной.
Еще желанье не остыло,
Как не остыла и любовь.
И пусть мне с корабельной мачты
Совсем не видится земля,
Я по былым мечтам не плачу,
На дне морском их схороня.
Когда на то есть Божья воля,
Они воскреснут вновь и вновь
А - нет, пусть их заменит море
Своей упругою волной.
Мне хорошо, что я в движеньи,
И продолжается мой путь.
И пусть мои стихотворенья 
Укажут снова мой маршрут.
И пусть показывают звезды,
Что вечно молод млечный путь
Я чувствую, еще не поздно,
Штурвал, как надо крутануть.
И пусть завертит вихрь событий
И шторм накроет с головой.
И снова - быть или не быть мне
Решать придется, не в первой.
И пусть опять останусь с носом,
И люди скажут - проиграл.
Пускай проклятые вопросы
Терзают, как волна причал.
Я все равно наполню парус
Надежды ветром молодым.
Ведь это все что мне
осталось:
Лишь путь и небо, что над ним.

 

Зарплата (Из альбома "Работа")

Работа, как молитва (Из альбома "Работа")

Работа (Из альбома "Работа")

Сачки (Из альбома "Работа")

Сумасшедший (Из альбома "Работа")

суббота, 20 декабря 2014 г.

Дорога (Из альбома "Пробуждение")

Цена (Из альбома "Цена")

Вор (Из альбома "Цена")

Ожог (Из альбома "Цена")

Длительное путешествие (Из альбома "Пробуждение")

пятница, 19 декабря 2014 г.

Цена (Альбом авторских песен).


Реклама


Реклама - двигатель прогресса (лозунг современности)

Капиталист, чтобы сделать навар,
Должен скорее продать свой товар.
Но чтоб успешней он мог торговать
Должен сначала рекламу создать.
А у рекламы железный закон,
Что не подвластен и времени он.
Что за закон? Расскажи нам скорей,
Мы заработаем много рублей!

Первый пиарщик, рекламный агент,
Змей был хитрее всех, сделав патент.
Он расписал все красиво, как мог.
Ну а Адам, видно, первый был лох.
Уши раскрыв под влияньем жены,
Начал внимать сатанинской он лжи.
- Станешь как бог ты, вкусив мой товар, -
Начал пиарщик свой хитрый пиар,
- Ты погляди на обилье дорог,
Ты выбираешь себе, а не Бог.
Хочешь на Западе жить? Без проблем!
Хочешь, наверно, известным стать всем?
Хочешь всю землю себе покорить?
Сам ты решаешь, как должен ты жить!
Хочешь одежду себе начать шить,
Чтобы всегда привлекательным быть?
Хочешь менять себе каждый раз жен?
Хочешь в деревне быть первый пижон?
Хочешь стать бабой, а не мужиком?
Мы операцию произведем.
Хочешь иметь себе множество слуг?
Хочешь, как Ротшильд, богатым стать вдруг?
Все ты получишь, все будешь иметь,
Если позволишь себе просто сметь!
Нету табу и закон отменим,
Если ты сам для себя господин.
Змей ведь все правильно молвил ему,
Лишь не сказал одного - про цену.


Цена




Когда ты продал первородство,

То заплатить за все изволь
И за любовь, и за уродство
Валютой под названьем - боль.
Из мира бескорыстных истин,
Что раздаются всем любя,
Попал ты в мир, где всюду плесень,
Всему назначена цена.
И за свое ты пропитанье 
Всю жизнь ты вынужден потеть,
За каждое свое дерзанье,
Ну а в конце - валюта смерть.
Заплатишь тяжко за сомненья,
За веру - тоже заплати
Иль головой или бореньем 
Своей страдающей души.
И каждый миг твой - час расплаты.
Подумай прежде головой,
Сумеешь, прежде чем ты начал,
Преодолеть и эту боль?
Но наш Отец уж дал задаток,
В любви вступившись  за тебя -
Христа прийми. Потом остаток
Заплатишь до скончанья дня. 



Ошибочный путь


Как-то в университете

Получил студент по репе,
Сказав истину одну -
Ничего я не пойму.
То же самое задолго
Изрекал философ долго -
 "Знаю только я одно,
Что не знаю ничего".
Почему же стало стыдно
Нам не знать? Вот что обидно.
Ставят двойки нам подряд,
Коль не дашь ты результат.
На работу не берут,
Ценя знание, не труд.
Превратился мир в всезнаек,
Но летит, куда не знает.
Мы все знаем - вот наш бич,
Потому нам не постичь,
Что не зная, знает птица,
Отчего в полет стремится?
Зачем дерево растет,
Вовремя давая плод?
Знанием полны с лихвой,
Но проблем ведь с головой!
Может, просто нам смириться,
Как хотя бы та же птица?
И сказать - не знаю я,
Бог все знает, а не я!
Может, путь Ему доверить,
И откроются все двери?
И не нужно будет лбом
Прошибать в стене проем?
Но пока на первом месте
Будет "Я", не будем вместе.
Каждый только за себя -
Вот в чем вся наша беда.



Рэпом по репе


Жизнь сложилась так и сяк:

Кто-то мудрый, кто - дурак.
Кто-то стал большим ученым.
Кто-то - просто просвещенным.
У кого-то все не так,
Вышло наперекосяк.
Кто-то отсидел в тюрьме.
Кто-то утонул в дерьме.
Кто-то дул себе в трубу,
Кто-то искушал судьбу.
Кто-то женщин целовал,
И любил их, и ласкал.
Кто-то надувал губу.
Кто-то зашибал деньгу.
Кто-то много пострадал,
Кто-то просто убежал.
Кто-то молча нес свой крест,
Кто в начальники залез.
Кто-то вырастил детей,
Кто-то много дал идей.
Прочитал кто много книг,
Но чего-то не достиг.
Кто-то достигал всего,
Не читая ничего.
Кое-кто всю жизнь искал.
Кто-то просто убивал.
Кто всю жизнь творил добро,
Кто не сделал ничего.
Кто-то просто лишь мечтал.
Кто-то обжигал металл.
Кто-то золото добыл.
Ну а кто-то просто ныл.
Кто-то дрался и горел,
Кто-то просто лишь терпел.
Кто всю жизнь смотрел в окно.
Кто-то убирал говно.
Кто-то только говорил.
Кто-то только лишь просил.
Кто-то только лишь давал.
Кто-то в жизни только брал.
Кто за все благодарил.
Ну а кто-то водку пил.
Кто разучивал кадриль.
Кто уехал в Израиль.
Кто ходил по острию.
Кто все превратил в игру.
Но не вышло никому
Обмануть свою судьбу.
Всем друзьям по белу свету
Шлю привет из туалета.



Депутатская жизнь



Тяжко бремя депутата.
Ну, помилуйте, когда,
При огромных их зарплатах,
Думать, как живет страна?

Поважнее есть заботы
У народных наших слуг.
Родственничков на работу
Кто возьмет без их потуг?

Хаять их за то не надо,
И кривить в ухмылке рот:
Родственники депутата
Это тоже ведь народ.

Выбрать дом, купить, устроить
Это вовсе не пустяк.
Дачу у реки построить,
Это время, как никак!

Всех детей послать учиться
В лучший университет.
Путь не близок за границу.
Нужно им купить билет.

А потом себе на старость
Как копейку отложить?
Бизнес, еще лучше пару
Нужно лихо закрутить.

При таких деньгах не может
Мысль в иные русла течь.
Эти деньги кто поможет
Приумножить и сберечь?

Выбрать лучшую машину,
И для отдыха курорт
И жене на именины
Купить самый лучший торт.

Тяжела жизнь депутатов:
Нужно уровень держать.
Ни лицом и ни зарплатой
В грязь нельзя им ударять!

Не справляется помощник
Не управятся и два.
Нужно ведь еще и теще
Жизнь устроить иногда.

И когда, скажите, люди
При обилии всех дел
Еще думать о народе,
Депутат уже вспотел.

Уже время ехать в баню
И по графику банкет.
Так некстати заседанье:
Вызывают в комитет.

А уже устал служивый,
И буквально с ног валясь,
Восстанавливает силы,
В комитете отоспясь.

А потом опять заботы,
Словно белке в колесе:
Дом, упорная работа,
Дача, теща, комитет.


Воровской закон


Я - работник банковской системы,

Чищу там ковры по вечерам,
Каждый вечер у меня дилемма:
По кофЕ ударить иль чаям?
Дело в том, что кОфе здесь бесплатный,
Разные задаром здесь чаи:
И фруктовый есть, и даже мятный,
Пей сколь хочешь, но не выноси.
Банк рубает деньги, как опилки,
Но благотворительность в цене -
Банк пустые банки и бутылки
В детский дом относит сироте.
Все эти дары, конечно, детки
Понесут в ближайший гастроном,
Купят себе сладкие конфетки,
Сдачи, может, хватит на потом.
Но однажды вор завелся в банке,
Чай и кофе он безбожно крал.
Даже крал пустые эти банки,
И бутылки тоже он украл.
Объявили в банке всем тревогу,
Стали сумки очень проверять,
С каждым говорили  по немногу,
Даже письма стали присылать.
Угрожали вору увольненьем,
Пицуим грозились отобрать,
Все затрепыхалися в волненьи,
Вора стали дружно проклинать.
Велика же сила коллектива, 
Жесткость административных мер!
Бедный вор, как только впал в немилость,
Спал с лица и помер нам в пример!
Если бы украл он миллиарды
Из бюджета, как у нас Премьер,
Иль хотя бы как крадут все банки,
С нас содрав грабительский процент,
Вышел бы сухим, никто б не тронул!
А мораль проста, она - не ложь:
Если воровать, то - по закону,
Миллионы. Баночку не трожь!



Вор




Любой капиталюга - просто вор,
То аксиома, а не теорема.
И вором его сделала система,
Где вор ее лишь преданный актер.

Любой капиталюга - просто вор,
И в том у в вас не дОлжно быть сомнений.
Он начинал, быть может, с юных пор
Как честный малый, с верой в провидение.

И помыслы были почти чисты,
Хотел обыкновенного он счастья,
Достатка для себя и для семьи
Уюта, также женского участья.

Но он не знал, какой жестокий мир,
Который словно бездна или прорва,
Весь высосал его, почти убил,
Словно вампир с налитой кровью мордой.

О, это братство денежных людей,
Где ищут способ как сожрать друг друга,
Когда-то было голубых кровей,
Но обратилось, став  бандитским клубом.

Торговля не бывает на чести.
Кто ловко свои денежки считает,
Себя не обделяет, Бог прости,
Зато других при этом обделяет.

Как пал с высот прекрасный херувим,
Что был дарами неба избалован,
Чье сердце стало каменным и злым,
И гордым от обилия торговли!

И потому, любой капиталист
Путь повторяет этот в своем роде.
Он наверху, чтобы скатиться вниз.
Он поднимался вверх для преисподни.


Женская жизнь


Вот у наших женщин

Все наоборот -
И до самых пенсий
Не растет живот.
Есть, конечно, бабы
Не о них здесь речь.
Бабам ведь не надо
За собой смотреть.
Женщин наших много,
Есть у них дела:
Нужно ведь и попу
Подтянуть слегка.
Приподнять и груди,
Напомазить рот,
Удлинить и ноги,
И втянуть живот.
Женщин доля тяжка,
Не в укор мужам.
Разные подтяжки 
Делать тут и там.
И держать все тело
Впряженым в узде,
Также то и дело
Думать о .... глазах.
А еще работа
Пусть и за столом,
Та еще нудота,
Есть еще и дом,
Как вторая смена -
Мужа накорми
Впору лезть на стену
От такой судьбы.
Приготовить ужин,
И покупки в дом,
Воспитанье мужа,
Обстирав притом.
Стирка, сушка, глажка -
Все не перечту,
Чтоб была рубашка
Мужику к утру.
Если есть и дети,
То вообще кранты -
Жизнь на белом свете 
Тяжелей тюрьмы!
Потому не каркай 
На нее чуть свет,
На восьмое марта
Подари букет!



Ожог



Когда постылую работу
Дает тебе любящий Бог,
То вместе с ежедневной рвотой,
Ты получаешь и ожог.

Тогда душа не может смело
Смотреть на свой позорный крест,
Где корчится в уродстве  тело,
Теряя к жизни интерес.

Вначале ты глаза отводишь,
Когда испытываешь шок.
Но шок пройдет, и боль проходит.
Зато останется ожог.

И постепенно, неумело
Ты начинаешь привыкать
Смотреть на преданное тело,
И начинаешь понимать

Закон креста, тогда в смятеньи
Глаза уже не отводи,
Как чашу скорбную терпенья,
Прими и в сердце сохрани.

И победи хулу и ропот,
И снова с Богом примирись,
Он так решил и с тихим воплем,
Ты духом в небо устремись.

Здесь нужны мужество и смелость,
Опять здесь выбор пред тобой.
Так разделяют дух и тело,
За душу так ведется бой.

Я знаю, неисповедимы
Пути Творца здесь, на земле,
Особенно, когда любимый
Ту чашу с ядом даст тебе.

Отец лжи


День, как капля яда, убивает

Каплею за каплей, день за днем
Это происходит и бывает,
Если смысла ты не видишь в нем.

Ты тогда затем лишь существуешь,
Чтобы на тебе набил карман,
Тот, на кого пашешь  вхолостую. 
Даже труд тебе тогда обман.

Из тебя он высосет все силы,
Из тебя он выпьет жизни сок
И тебя проводит до могилы,
И еще там подтолкнет чуток.

Целый день с утра и до потемок,
Каждый день с шести до двадцати,
Словно его преданный потомок,
Для него лишь существуешь ты.

Чтобы он нисколько не работал,
Чтобы вкусно кушал, сладко пил,
И держал тебя за идиота,
И чтоб ничего ты не любил.

Ты его в лицо не знаешь точно,
И на это, видно, весь расчет.
Чтоб не предъявить ему заочно 
Для оплаты выставленный счет.

Он тебя содержит минимально:
Лишь питанье даст и съем жилья,
Ни копейки больше, чтобы тайно
Никуда не смог ты убежать.

Каждый день он за тобой приходит,
Но внушил, что ты к нему идешь.
Смерть с косою за тобою ходит,
Его имя среди прочих - ложь.


Вольтова дуга



Лишь творчество возможно на огне,

Когда пропал от жизни безысходной,
Тогда слетает муза на коне
Созвездий и спасет из преисподней.



И ухватившись за спасенья речь,
Ты побежишь за ней за край страданий,
И из-за облаков сверкнувший меч
Обрежет твою плоть без колебаний.



И ты воспрянешь словно от трубы,
Как после снов тяжелого забвенья, 
И струны твоей трепетной души
Все зазвучат под градом вдохновенья.



А если ты доволен и богат,
Речь о каком  тут может быть спасении?
Когда ты не страдаешь, то ты - раб
Своих греховных плотских наслаждений.



И не нужны тебе уже тогда
Ни луч надежды, ни дорога к счастью
Ни утра восходящая звезда,
Ни сил небесных помощь  и участье.



Тебе тогда уже не нужен Бог.
Тебе тогда уже не нужен дьявол.
А нужен лишь замок и злой бульдог
Хранящий твой покой под  одеялом.
Так воздадим предвечному Творцу
Хвалу за все страданья и лишенья 
За эту сумасшедшую дугу
Меж будущим и прошлым напряженья!



Соблазн свободы



Отец, благословенный Царь,
Живет тобою всяка тварь.
Перед тобой ее пути,
И ее мудро судишь ты.
Отец, благословенный Бог,
К Тебе есть множество дорог. 
Длиною в жизнь дорога есть.
А есть короткая, как смерть.
Отец, благословенный Ты!
Перед Тобою все пути.
И среди них, конечно, мой.
Он получился не простой.
Отец благословенный мой!
Свобода стала западней.
И чтобы путь мне указать,
Ты вынужден ее отнять.
Отец, благословенна суть,
Что все сужается мой путь.
И чем труднее жизнь моя,
Тем больше чувствую Тебя.
И как выпаривают соль,
И преодолевают боль,
И как все истончают нить,
Так мне трудней с годами жить.
Отец, благословенна дверь
Невзгод, лишений и потерь.



Эпитафия



Не искал он выгод с детства,
Также не имел наследства,
Потому к седым годам
По чужим ходил дворам.
Также не любил он денег,
Был таким простым, как веник,
Потому все, что любил,
Он в подарок получил.
Получил он, правда, много:
Жизнь и долгую дорогу,
Что хоть была и трудна,
Направлялась в небеса.
Получил жену он даром,
Шестиструнную гитару,
А еще в довесок - тещу,
Но не получил жилплощадь.
Получил он дар от Бога
- Прославлять свою дорогу
Потому, где был, всегда
Прославлял Его дела.
Получил стихи и книги,
Не имел в кармане фиги,
Все, что думал, чем он жил
Всегда прямо говорил.
Получил от Бога Царство
И в придачу взял мытарства,
А иначе и нельзя,
На земле ведь много зла.
Больше, что он ни просил,
Ничего не получил.
Поменять судьбу у Бога
Не хотел он. Это - много.
Но куда б жизнь ни кидала,
Говорил все: это - мало.