суббота, 25 июля 2015 г.

Золотая рыбка

Мастер и подмастерье (Альбом авторских песен)


Мастер и подмастерье


И вновь я полон предвкушенья, 
И ухо навострил свое,  
Уже стекает вдохновенье
С рук на бумагу и перо
Еще нет слов, еще нет темы,
Но уже небо напряглось
Родить готовую поэму,
Земля - принять ее, как дождь.
Еще я только в ожиданьи, 
Но уже творчества озноб
Все охватил мое сознанье -
Готов я, так диктуй же, Бог!
Бросай волнующие строчки,
Я их поймаю , как вратарь  
Все сразу иль поодиночке             
Как Ты захочешь, Ты же - Царь!
Ты всё смешал в своем твореньи -          
Дурманы яблочных садов,
Туманов вязкое варенье,
Нерв оголенных проводов.
Я ж, словно слон в посудой лавке,
И пусть смущается душа -
Не обойдется тут без правки
И без соленого словца!    
Ты - Мастер, я же - подмастерье, 
Секреты мастерства просты:
Они скрываются в доверьи
Движенью опытной руки,
Которая готовит блюдо -  
Лишь слушай, только и всего, 
Но знай:  без ожиданья чуда
Не выйдет ровно ничего!


Вести



По всей планете вести бродят,    
Словно по небу облака:   
Все время что-то происходит,
И все влияет на меня.

И справа жду вестей и слева,
Вперед смотрю или назад,
А где-то просто пахнет хлевом
И пчелы сытые гудят.

Война началась или кризис,
Экономический ли спад,   
Вот новый выдвинули тезис,
А вот вернули все назад.
                      
Все в нашем мире не спокойно,
И в душу влезть все норовят,
Чтоб сделать горько или больно,
Хоть иногда и подсластят.

И ты уже всего боишься
И день встречаешь, как больной,
И приключений уж не ищешь,
День без вестей, как выходной,

И твое счастье быстро тает,
Как сахар в кипятке крутом -
Есть вести, что пошлют в нокаут
И словно вор, залезут в дом.

И только хуже будет дальше,
Но есть спасительный исход -
Знай, что в хлеву родился мальчик
И Он тебя не подведет.

Мертвые души


Мертвые души хоть слышат,  не слушают,
И на работе что есть их, что - нет,
Мертвые души исправно лишь кушают
И регулярно идут в туалет.
Мертвые души идут за зарплатою,
Мертвые в штате прилежно стоят,
Разве ж признают себя виноватыми?-
Мертвым припарки ничем не грозят.
Мертвые знают, они только числятся,
И потому им работать не в кайф.
И потому они месяц за месяцем
Если приходят,  то только пить чай.
Мы удивляемся, клерки,  мол черствые,     
Дело не движется уж много лет,
Мертвых полно в министерстве Абсорбции, 
В каждой комиссии их кабинет.
Мертвые души вещают на радио,
Телеведущий берет интервью, 
Слушая  мертвых, душа не нарадуется   
Как они любят и верят в страну.
Как они все превосходно устроили,
Как под руками работа кипит,
Как они дружно усилья утроили,
Телеведущий, да вот, подтвердит.



Тайны любви (Романс)


Увяли лепестки желаний,
Мечта поникла головой:
Цена непрошенных страданий -
Любовь распятая судьбой.
Она привычно умирает,
Не в первый раз идет на крест, 
Скажи, зачем она страдает?
И почему не надоест? 
Неужто, это так приятно,
В каленных муках умирать?    
Неужто это так занятно
Змеиный яд ей принимать?
Кого спасаешь и жалеешь?
Или на принцип ты пошла?
Или не видишь, люди - змеи,
Все норовят убить тебя.


Зов


В течении такой большой страны,
В продленьи истребительного срока,   
Иль до, а может, после уж войны
Я брел, как и обычно, одиноко.
Не важно было мне который час,
Не важно было - утро или вечер,
А важно, чтобы дух мой не угас,  
И все горел, как в темном храме свечи.
Я шел и мне уж была нипочем 
Как пули свист, стремительность событий.
Ночами спал, свернувшись калачом,
Я шел от обстоятельств до наитий.
И за собою я тащил как воз, 
Нехитрый скарб своих земных пожиток,
Средь них самым тяжелым был вопрос
Всего один, зато какой! - Как жить мне?
Все остальное было ерунда,
По тяжести с ним не сопоставимо -
Весь мир, что приготовлен на дрова, 
Все люди, проходящие всё мимо.    
Я на него ответ не мог списать,
И за меня никто не мог решить мне,
И ни друзья, и ни отец, ни мать,
Ни развалившие страну событья.
Он на меня тогда нашел, как тать,
Он не давал ни жить, ни быть собою,
Я ничего не мог тогда решать, 
Не мог и делать вовсе ничего я.
И тот вопрос был мне невыносим,  
И я не знал,  где мне искать ответа.
И я не знал, что есть всего Один,
Кто ждал на перекрестьи тьмы и света.



Терпение



Наступит смертная тоска
И жизнь покажется ловушкой,
А сам себе - простой игрушкой
В жестоких пальцах палача.

А есть тоска от равнодушья,       
И ты впадешь как будто в сон,
И его сладкое удушье 
Тебе объявит свой закон. 
        
И хочется поднять восстанье,            
Иль беспощадный страшный бунт,
Но дальше робкого желанья
Дела и мысли не идут.

И вновь работою загружен,
Отпустишь то ли явь, то ль сон, 
И затянув ремень потуже, 
Отправишься на суд времен.


Ленивая песня


Потихонечку, помаленечку      
Я грызу дела,  словно семечки,
Иногда, как орешки их щелкаю,
Иногда отложу их на полку я.

Не скажу, что дела те в охотку мне,
Лучше мне отдыхать или водку пить,
Но куда же от дел этих денешься? -
Потихонечку, помаленечку.

Иногда должен быть я безжалостным, 
Как на плаху,  веду себя за ухо.
Иногда мне идти так не хочется,
Но ведь слюбится,  но ведь смочится.

Дисциплине я слабо подверженный,
Потому на дела я рассерженный
А заставишь меня заморочиться, 
Я так сделаю, что не захочется.

Все дела эти очень колючие,
Существуют они, чтобы мучить меня.   
Нету к ним интереса,  ни времени, 
И лежат они на мне бременем.

И за что это мне наказание?
Жизнь моя, как сплошное страдание.
Мне бы птичкой летать беззаботною, 
Я ж как тягловый мерин  работаю.

И не ясно мне по незнанию
Это лень ли моя, иль дерзание  
По небесной  стране, той, что снится мне,
И где люди летают, как птицы все.



Облака




Облака, облака
Вы летаете пока,
Ветер не прогонит вас
И долой не скроет с глаз.

Облака, облака 
Ваша жизнь всегда легка.
Вы несетесь без невзгод, 
Без проблем, и без забот.
Вам не нужно на работу,
Также соблюдать субботу,       
Ни к врачу, и ни к дантисту,
Ни к портному, ни к юристу, 
И ваш босс не идиот,
Для карьеры не живет.                   
Вам не нужно есть и пить,
За зарплатою ходить.   
Смысл не нужно вам искать,
Ни грустить,  и ни страдать.
Ни бузить, и ни болеть,
Ни о чем не сожалеть.

Облака, облака, 
Не знакома вам тоска,
Вы без смены настроений
Соберете впечатленья.
Накопилось недовольство? -
Вы дождем прольётесь с пользой.
Даже если будет гнев,
С громом  выйдет нараспев. 
Молнией своей сверкнет, 
Ну, чего-то подожгет...
 
Облака, облака 
Мысль  моя, как вы, легка,
Может, также как и вы,
Отрешиться от тоски,   
Отрешиться от заботы,  
Отрешиться от работы,
От портного, от юриста,
От врача и от дантиста.     
Как и вы, она свободна, 
И чиста, и благородна,   
Есть одно лишь только "но", -
Ветер гонит и ее,
Улетает всякий раз,
Долго ждешь ее под час.
И на солнце без тени
Изнываешь от жары.
Без нее, как и без вас,
Жизнь не мила мне подчас.

Облака, облака, 
Вы такие, как она.


Время


Чтобы понять, не ошибиться 
Суть времени и тьмы веков 
Нужно увидеть полет в птице, 
И дух косматых муравьев.

И лишь когда настроишь зренье
На пульс сердечной тишины,
Как тать, приходит откровенье, 
Что время - форма суеты.

Что в мире все стоит недвижно
За веком век, за годом год
И в то же время дивовижно  
Летает,  крутится, течет...

Что время - вечности одежда,
Лишь шкура, что одел Адам,
Когда упал, нагим,  небрежно
Из рая к змеям и волкам. 

И стоит только обнажиться    
До сути неба и земли,
Как все опять соединится
И встанут времени часы.


Скрещение


Птица перелетная
В общем, беззаботная, 
И гнезда не строит, 
И птенца не поит. 
Улетает на зиму,
Держится за азимут.  
Хочет жить не хлопотно,
Крыльями лишь хлопает. 

Птица есть оседлая, 
В общем, не свободная
Лучше где,  не ищет,
И находит пищу,
Там, где и родилась,
Там и пригодилась. 
И гнездо себе совьет, 
И потомство заведет.

Разные есть птицы,
И меж них границы,
Их не переступишь,  
Мудро ведь поступишь.
Перелетная с оседлой  
Оженились, живут бедно.
Одна рвется высоко,
А другая - вить гнездо.


Святость



Когда встречаются дороги
И превращаются в одну, 
То с гор спускаются отроги 
И сходит небо на кругу.
 
Потом дорога закружится 
И путники пойдут вдвоем
Туда, где не летают птицы,
И зверь не ищет себе дом.

Они пойдут туда, где совесть
Свой обретает высший суд,
Где верность одевает пояс,
И приговор произнесут 

Они друг другу и неслышно  
Включает жернова судьба
И перемелет все. Что вышло,
То будет белым, как мука.



Боль (Романс)




Когда живешь небесной лаской, 
Подареной тебе судьбой,
Не надо придавать огласке
Случайную шальную боль.

Ее почти не замечаешь,   
Ей не дана по штату роль,
Земной, ты в легком небе таешь,
Лишь след оставив за собой.

Но с каждым годом ты все ниже,
И тяжесть жизни все сильней,
Бывает,  ты уже не слышишь
Далекий голос сладких дней.

А это значит, испытанья     
Не мимо в этот раз прошли,
И вот тогда свои страданья
Сдержать не сможешь из груди.


Война и вечность


Взявшие оружие
Будут ли разбужены?
Автомат на плечи,
Атакуют вечность?
Пулемет на пояс -
Атакуют совесть?
Они будут с минами
Богу побратимами? 
Все войной укушены,  
Что будет с их душами? 
И войной растерзана
Есть любовь ли в сердце их?
Взявшие оружие
Вечной жизни нужны ли?


Первозданность


Мне весело, а от чего, не знаю,
И грустно отчего мне, не пойму.
Причины, видно, где-то в дымке тают
На солнце устремляясь, и луну.
Я не один, веселый и печальный,
Незнающий почти что ничего,
Ни замысел каков первоначальный,
Ни почему, зачем, и для кого?   
И мне смешно, когда играют дети,
И на песке рисуют корабли,
И думают, что знают всё на свете,
Они, как обитатели земли,
Всему свои поставили законы,
Они свой мир придумали смешной, 
И дуются на тех, кто не знакомы,
Дерутся из-за мелочи какой.
Им весело,  а от чего, не знают, 
Им грустно отчего-то, не поймут.
Причины видно где-то в дымке тают,
И своей жизнью где-то там живут.

Свобода



Уйдет драчливая порода, 
Остепенится в лапах уз,
И ежедневная забота
Смотает опыт ей на ус.

Уйдет безвыходная дурость,
Уже распухшая от слез,
Своей убогою натурой
Расплачиваясь  на износ. 

Свобода - не чета анархий,
Ее средь них не отыскать,
И не найти ее на карте,
И с книжных полок не достать.

Ее в горниле революций
У властьимущих не отнять,   
Ее за деньги (не тот случай)
И не купить, и не продать.

Свобода, как и мудрость, зреет
В терпеньи медленном вещей,
Ее молотит, жнет  и сеет
Страданье жерновами дней.

Она из рабства прорастает
И как оливковая ветвь   
На солнце силу набирает,    
И не подточит ее червь.

Так бритва времени сбривает
Щетину прожитых годов.
Боль лечит, после угасает,
Нерв извлеча из дураков.

И на полотнах небосвода
Расписывают потолки
Событья, люди, и народы,
Стирая прошлые грехи.




Посвящение



Стихи кому - пустяк, забава
Иль средство от безделья дней,
Кому - работа,  кому - слава,
Кому - отрада, всех милей.  

Кому-то что-то вроде сласти, 
Как наслажденье от конфет, 
Кому - небесное причастье, 
И без него им жизни нет.    

Кому - шарада,  кому - ребус,
Кому-то - способ для острот, 
Стихи даны всем на потребу,     
Я ж - для стихов, наоборот!