суббота, 14 февраля 2015 г.

Свет во тьме. (Альбом авторских песен)


Квинтэссенция



Когда-то при начале дней
Я был беспечным и веселым
По лужам я гонял гусей,
Хвосты выкручивал коровам.
Любил на велике гонять
По гарнизоновской бетонке,
И воду языком лизать
Из соски уличной колонки.
Такою сладкой была жизнь,
Что я в блаженстве и не ведал,
Зачем об этом говорить?
Зачем стихи писать об этом?
То было Царствие из рос,
Что выдавалось всем авансом,
Им я питался, им я рос,
Покуда был слепым засранцем.
Потом прозрел я, став чужим.
И видел я подвох повсюду.
Тогда я много говорил,
И в тех словах была остуда.
Болезнь прокралась изнутри,
Я был печальным, хоть фартовым.
И в море вышли корабли
За неожиданным уловом.
То было Царствие из ос.
И в зной переходило утро
Там я окрепнул и подрос
И начал свой искать там путь я.
Искал я счастья много лет.
И, кажется, искал напрасно.
Пока один большой поэт
Ни внес в меня большую ясность.
Он объяснил мне, что по чем.
И рассказал, что есть Создатель.
Поэт был послан вещим сном.
Он был мне в жизни указатель.
Создатель вышел ко мне Сам,
Разворошив мою обитель,
Суд произведши по делам,
И мне сказав, что есть Спаситель.
И за руку к Нему подвел,
Нуждающегося в спасеньи.
То было Царство Божьих слов
И Царство всех благодарений.
Я был там много - много дней.
И было мне легко и чудно.
Но я хотел уже скорей
Опять туда, где было трудно.
И оказался я на дне,
И преисполнился страданий
И это было Царство змей,
И Царство древних заклинаний.
И вышел я опять вздохнуть
Животворящего озона.
Таким был мой тернистый путь.

Такими выдались резоны.



Незабываемая встреча


Повстречался раз мне
На одной из дорог
Кто? –   Вы только подумайте -
Сам Господь Бог!
У Него я спросил, -
Где находишь ты,
Вне меня
Или Ты обитаешь внутри?

Он ответил мне так:
-  Обитаю Я в том,
Кто меня в свое сердце впустил,
Как в свой дом.
Чьими глазами на мир
Я смотрю,
Языком – Говорю,
А рукой – Повожу.
И кто любит Меня
Больше всех остальных
От Меня получает
Любовь за двоих!

- Как Тебя полюбить?-
У Него я спросил.
Он всего лишь…
Воды
У меня попросил.


Божественный Лев


Лев из династии Иуды
Поднялся из Святой Земли.
И от Мухаммеда до Будды
Распространил Свои шатры.
Он появился неприметно,
Хоть был предсказан загодя.
Он не богатый и не бедный,
Но Он восходит, как заря.
Он был неузнанным сначала,
Но Слава шла за Ним впритык
Он верен правде, даже в малом,
Он скромен, хоть и знаменит.
Он поначалу был отвержен,
И чашу смертную принял.
Оболганный, Он не рассержен,
Обсмеянный, Он мстить не стал.
Ему даны почет и сила,
Ему даны и суд, и власть
И перед Ним даже могила
Закрыла свою волчью пасть.
Пасет Он мир законным жезлом
Взойдя на высший пьедестал
Века проходят неизбежно,
А Он стоит и не устал.
Империи крушатся в бездну,
Пересыхают русла рек,
Меняет мода все одежды,
А Он стоит который век.
Кумиры падают безбожно
И разбиваются окрест
А Он стоит, стоит надежно,
Стоит и Его тяжкий крест.
Он разделяет все страданья,
Он очищает все грехи.
Он есть основа мирозданья.
Он - центр мира, а не ты.


Цензура




Все палачи одной породы:
Кто душит слово - душит жизнь.
Хоть не нужны они природе,
Но цепко держаться за жизнь.
Цензура - ложь и смерть для духа.
Хоть рукописи не горят,
Но можно подтереть насухо,
Подправить, вырезать, убрать.
Цензура - это безвременье.
Так получилось - Впопыхах
Лишь слово лжи сказал священник -
Две тыщи лет народ в бегах.
"Он - не воскрес, обманщик этот" -
Промолвил весь Синедрион.
Хоть стражники сказали - "Где там,
Он и воскрес,
Он и спасен.
Мы видели, как Ангел Силы
С пещеры камень отвалил,
Как путы разорвал могилы,
И воскресил, и отпустил.
Как вышел из пещеры странник
Ладони к небу как поднял,
Мы слышали как утром ранним
Он к Богу громко восклицал -
"О, Мой народ, жестокосердный!
Зачем ты выбрал этот путь?
Ты в плен пойдешь, как раб неверный,
Ты будешь падать и тонуть,
Тебя возьмут за пейсы чорны
И будут по земле влачить,
И грязью мерзкою отборной
Обмазав, будут ей кормить.
Потом тюрьма, потом кайданы,
Тысячелетья пустоты.
И только палачи и страны
Получат за тебя кресты.
Но Бог не внемлет. Но повсюду
Тебя Я долго буду ждать.
Тебя люблю и не забуду.
Мне много есть тебе сказать".




 
Падение




Оно случилось, как всегда, внезапно.Подкрался незаметно к дому вор. О, если б нам всегда были понятны Пути врага, но подл он и хитер. Ужалит змей всегда в больное место. Найдется ахиллесова пята. Такое вот досталось нам наследство. Такая ненадежная судьба. Падению предшествует удача. Падением чреват успех и взлет. О, милый мой защитник, не иначе Ты с вором тем играешь заодно? Один стою перед враждебным миром, И руки опустились, и нутро. О, Господи, помилуй и прости нам Никчемно-непутевое житье! Прости наши слепые заблужденья, Наш похотливый и надменный взгляд. И дай нам, малодушным, откровенье, Что заодно с врагом лишь наше "я". И дай понять, пускай даже в мученьи, Что падаем мы наземь потому, Что перед этим Ты Свое творенье Поднял на небывалу высоту.

Безответное




Зачем луна и солнце спорят

На небосводе раздвижном? 
Зачем то счастие, то горе,
Без спроса к нам приходят в дом?
Зачем волна волну сменяет?
То мир приходит, то война.
Зачем то добрая, то злая
Мне мысль стучится у виска?
И настроение с рассветом
То доброе,  а то и нет.
Зачем зима сменяет лето,
И красит зелень в белый цвет?
За беззаботностью - забота?
А за заботой - все отдай.
Зачем за твердым дном - болото?
Зачем есть ад, зачем есть рай?
То труд нам предстоит, то - отдых,
Но в основном, конечно, труд.
Зачем уходят в вечность годы,
Сменяя люльку на приют?
Зачем ракетой, взмывшей в небо,
В нас появляются мечты?
Зачем обманут, канут в небыль,
И разбиваются они?
Все изменяется на свете -
За радостью спешит беда,
За вдохновением поэта,
Как тенью, бродит маета?
Зачем всему есть своя мера,
Но нарушение - итог?
Зачем неверие и вера?
И прячется за тайной Бог?
За вдохом - неизбежный выдох,
За жизнью - неизбежно смерть.
Зачем капиталисту прибыль,
Зачем рабу гнить в нищете?
Зачем вопрос спешит к ответу,
А за ответом вновь вопрос?
Зачем и эта песня спета?
И этот любопытный нос?


Непостижимое




Ежесекундно Ты творишь мгновенье.
Ты можешь все, и все Тебе не лень.
Как здорово, что я без напряженья
Провел с Тобою этот светлый день!

Распределяешь каждому Ты тяжесть:
Кому по жизни - страстный крест нести,
Кого-то беспросветностью накажешь,
Кому-то - радость легче пустоты.

Кому-то - восхитительное счастье,
Кому назначишь тяжкую нужду,
Кому-то - искушение дашь властью,
Кому - богатством,  а кому - петлю.

Все соизмерил гармоничной мерой.
Колодец сердца каждого постиг,
Кого-то наградил великой верой,
Кого-то ниже зверя опустил.

Твои дороги неисповедимы
И не понять - зачем и почему?
Одно лишь ясно, что неумолимо
Все будет по желанью Твоему.

И не понять Тебя и не постигнуть
И не достичь предельной глубины.
Кому-то открываешь раны - стигмы,
Кого-то исцеляешь за грехи.

Кого - спасаешь, а кого - погубишь.
Кому даруешь вечность и покой.
Закрыв на все глаза, кого-то любишь.
Кому-то - и поблажки никакой.

И нет закона, нет тому ученья.
Тебе ведь не указчики никто.
Кого-то наделяешь сладкой ленью,
Кому-то - труд в охотку и легко.

Кому-то наслажденье дал в терпении,
Кому-то - страсть к разврату и вину.
А мне Ты вот послал стихотворенье.
И тоже я не знаю, почему?

Ну а кому-то Ты послал все сразу,
И грех, и покаяние, и кровь,
И ненависть, и крест, и страсть-заразу.
И веру, и надежду, и любовь.


Адон Олям


Когда уйду я с никайона,То буду помнить наизустьЭту слепую обреченность,Эту пронзительную грусть.Эту дурную бесконечностьЭто отсутствие надежд,Эту безрадостную вечность,Тупое торжество невежд.Я буду знать, что есть на светеТакая черная тоска,Что может быть сильнее смерти,И безысходней, чем она.Но в то же время буду помнить,Как я писал тогда стихи,Что помогли осилить зло мне,Объятья разорвав тоски.И свет во тьме лишь ярче светит,И пусть сгустился в студень мрак,Я знаю, что есть Бог на свете,Даритель муз, податель благ.Он победил все зло на свете,Он одолел и эту жуть,И лишь во тьме Его ты встретишь,И в этом вся спасенья суть.Адон Олам, Спасенья царь,Что прогоняет всю печаль,Что прогоняет всю тоску,И побеждает мрак и мглу.Адон Олам, Великий Бог,Пред Ним и Запад и ВостокСклонятся вместе навсегда,Признав Машиаха Христа.И нет величественней темыНи в музыке и ни в стихахКак сила Божья вошла в немощьЛюдскую - Дух восставил прах!И как когда-то из могилыВоскрес распятый на кресте,Так ныне я, почти безсилыйВосславлю свет, что есть во тьме.





Непорочное зачатие


Слово сердца нагое, стыдливое
И от страха немое,  и лживое, -
Взять, набраться отваги,
И высвободить, -
Предоставить бумаге
На исповедь.
А потом, постепенно, без суеты,
Взять и выправить слово
До прямоты
И отправить, как парус,
Его по волнам
За любовью и верой, -
И выплывешь сам.
А потом,
Если это тебе суждено,
В бело-девственном чаде
Возникнет Оно
Словно бабочка, кокон пробьет
И поймешь –
Непорочно зачатье

И призрачна ложь.


Чаша


Мне жажда слаще утоленья,
Богатств дороже нищета.
Безумен я и нет сомненья, 
Что только в этом - высота.
Доступно мне лишь это счастье,
Судьбы трагический разлом:
Я разрываем на две части
Между свободой и крестом.
Я разрываем как завеса
В унылом храме и душа
Летит, как под венец невеста
В объятья сладкого Христа.
И лишь тогда приходит свежесть,
И исцеление для ран,
Когда в Его руках я нежусь,
И лишь тогда я жизнью пьян.
Но каждый раз Он вновь уходит,
А может, это я ушел?
И вновь свобода колобродит 
В моей крови, дурной, как сон.
И вновь страдаю я, несчастный,
На этой пытке бытия.
И вновь кричу я - "Эту чашу
Ты пронеси мимо меня!"


Богия



Всяку делу - время,Всяку слову - случай,Всяку древу - семя,И не надо лучше.Всякой вещи - место,Всякой встрече - время,Жениху - невеста,Ну а мне - прозренье.Бог живет на Небе,И не видим вовсе,Я живу на хлебе,Задаю вопросы,Для чего живу я?Для чего страдаю?Почему хожу я,Только не летаю?Я живу, как поле:Бог меня засеет,Прежде бороздоюПриготовив землю.Бороздой исканья,Бороздой сомненья,Бороздой страданья,Бороздой терпенья.Борозду вопросаВсе врезает глубжеНе поднял я б носа,На земле заблудшись,Но Бог сеет семя,Взращивая мудро,Хлебом воскрешеньяЖить, конечно, трудно.



Осень


Осень золотая
Прячется в саду
Птиц небесных стая
Тает на лету.
Облетают листья,
Отлетают сны.
Нет готовых истин
До святой поры.
И проходят годы,
И уходит век
В сумерки природы
И в теченья рек.
Обретая тайну,
Сад без листьев лыс –
Есть ли в этом крайний
И последний смысл?
И когда навеки
Обретут слова
Мысли, человеки,
Море и земля,
Птицы, горы, травы,
Реки и мосты?
Если будут правы,
Будут и чисты.
Ход нелегких чисел,
Рой тревожных слов,
Как коктейль из листьев
В запахах садов,
Так меня наполнил,
Напоил меня,
Что теперь не помню –
Небо, где земля?