четверг, 31 января 2019 г.

Сколотый лед. Альбом авторских песен

Философия отпуска




Мы будем снова рваться в бой
И двигаться вперед,
Но отпуск нужен нам порой,
Хотя бы за свой счёт.

Хотя бы раз в году уйти
В совсем другую жизнь,
Другие смыслы там найти,
И опуститься в высь,

Где праздность радости сулит,
Где чудо без труда,
Наполовину тело спит,
Но бодрствует душа

И учит нас она тому,
Что не всегда порой
Дают награды по труду
И не всегда за бой!

Целебен отпускной загар
Без хлопот и потуг.
А жизнь, она  вообще-то дар,
Сотворена без рук.

Да, чтобы мхом не зарости,
Мы платим дань труду,
Но чтобы милость обрести,
Заслуги ни к чему.

Пусть грянет юбилейный год!
Хотя б на месяц пусть,
Пускай оттянется народ,
Забыв про свою грусть!





Больной город



Густой  черный снег, отгребенный на бок,
Да грязные ленты шосейных дорог:
Таким я увидел тебя сей зимой,
И понял, что ты безнадежно больной.
Свинцовое небо, свинцовые дни
И их подпирают деревья, кусты,
И с мокрыми стенами эти дома,
Идёт то ли дождь, то ли снег без конца.
И небо устало тебя выносить,
А люд... Ко всему приспособился жить.

Старинный город

Старинный город - древний сад,
Здесь была жизнь сто лет назад.
И вроде, здесь она опять, 
Ну, отошла минут на пять.
Беззвучно небо - город спит,
И дождь идёт, да не молчит
Сграя ворон или грачей - 
Не мой уж город и ничей. 
Мне многое сказал бы вид, 
Но ничего не говорит.
Лишь в новых банках жизнь течет,
Но там уж всё наоборот.

Гуляя по улочкам старого Львова

Гуляя по улочкам старого Львова,
Искал среди них я забытое слово,
Себя, что был раньше
свежей и моложе,
С неогрубевшей и тонкою кожей,
Того, что нечужд был любви, соучастья,
Сочувствия, может быть, даже и счастья.

Гуляя по улочкам старого Львова,
Я всё вспоминал украинскую мову,
О том, как зубрил её денно и ношно
Под гиканье улиц от вольницы пошлых,
Но так и не вызубрил, бросил, уехал,
Мне так и не стал этот город утехой.

Гуляя по улицам старого Львова,
Я зерна пытался извлечь из половы,
Я в старые зданья смотрел, словно в лица,
Когда-то я смог в этот город влюбиться.
Я в городе этом когда-то стал лишним,
Он, может, за годы разлуки стал ближе?

Гуляя по улицам старого Львова,
Я в жизни своей обнаружил основу.
Меня выводили под руки евреи,
Христиан по традиции не жалея,
Меня изгоняли христиане из церкви
И звезды над городом в небе померкли.

Гуляя по улицам воспоминаний,
Искал я следы от былых в нём деяний.
Я в городе этом учился молиться:
Нора есть для зверя, гнездо есть для птицы,
А Сын человеческий есть лишь для лова.
Гулял я по улицам старого Львова...

Секрет успеха



Что жизнь моя? То пар -
На время он явился,
Я мог раздуть пожар,
Когда б до смерти бился. 
Я мог бы повлиять 
На ход земных историй,
Но нужно всё отдать,
Как аргументы в споре.
И цену заплатить,
Да всё, что ты имеешь
А после брать и жить,
Как думаешь и веришь.
Но способ есть ещё
Достигнуть не натужно:
Оно б само пришло...
Когда уже не нужно.



Сколотый лед


Сколотый лёд, как старый год,
Вот он лежит весь на виду,
Но лишь мешает движенью вперёд,
Множит заторы, если иду.
Вот он кусками лежит на пути
Ломом, лопатой расколот, разбит
Он так мешает, но надо идти
Я, как и он, колот и бит.
Я, как и он, старый на вид,
Первою я не блещу красой,
Но он без дела тихо лежит,
Я же ещё не хочу на покой.
Солнышко выглянет ранней весной,
Всюду растают дорожки- пути,
Если лежишь ты, станешь водой.
Хочешь - не хочешь, но надо идти.



Сила прощения



Собака лает, только караван
Идёт, и не внимает ей нимало.
Я обошёл уже немало стран,
Где наплодил и критиков немало.
Тогда решили тактику менять
Мои доброжелатели, что в раже
Зашлись:
Вдруг перестали замечать
Меня совсем, в упор не видят даже.
Как будто бы в природе меня нет,
Я словно бы для них не существую,
И стал невыносимым белый свет,
Где нет меня и тех, кого люблю я.
Презренье - тоже способ насолить,
Бойкот - это орудие защиты,
Но если ты при этом хочешь жить,
То вынужден принять закон любви ты:
Ты выступал, чтоб стало лучше им,
Гонителям твоим короткозорым,
Осинное гнездо разворошил,
За что тебя и предали позору.
Простить ты им обязан всё и вся -
И зависть, и хуленье, и обиды
И что творят, не ведая себя,
И что ты ими был не раз побитый.
И вот тогда вновь белым станет свет
И на круги свои вернётся снова
Прощения спасительный жилет
Надежной будет для тебя основой.

Беспокойство



Горящей спичкой на восток
Взметнулось пламя,
А знает ли об этом Бог? - 
Пришло на память.
Конечно, знает, кто ещё
Создал событье?
Ведь только в Боге бытиё -
Быть иль не быть мне? -
Не Он решает, Он решил,
Когда построил
Весь этот мир костей и жил
И дал им совесть.
То я решаю для себя, как для героя:
Я существуют или я
Лишь беспокоюсь?

Беспокойство

среда, 30 января 2019 г.

О Тебе. Альбом авторских песен

Снег


Когда объятый белизною, 
Восходишь духом в небеса, 
Снег не прощается с тобою,
Снег остаётся навсегда.

Земля же вновь похорошела, 
Покрылась святостью большой,
Ей никакого нету дела,
Что происходит здесь с тобой.

И остаётся подчиниться
Тому, что сыплется с небес
И послушание случится - 
Ты вознесешься, словно лес,

Что из  земного стал небесным,
А черно-белый потому,
Что перед небом очень честный:
Снег покрывает наготу.


Зимний лес

Лес вечерний первозданный
Под хрустящей коркой льда,
Путь с пригорка детский санный,
Убаюкал ты меня.

Я почувствовал, как в детстве,
Словно в сказочном во сне,
Мир подарен, как наследство,
Не кому-нибудь, а мне.

Эти вещие закаты, 
Эти снежные кусты,
Подарили не богатым,
А таким, как я и ты.

Лес вечерний первозданный
Под хрустящей коркой льда,
Путь с пригорка детский санный,
Убаюкал ты меня.




Тишина



Я слышу: шорохи осин 
Не нарушают тишину,
Она и только неба синь -
И мы закончили б войну. 

В той тишине - священен звук,
Так слышно только в ней одной:
В ней звук, как отпечатки рук,
И как актер играет роль.

То ухо приклонил к Земле, 
Чтоб воцарилась тишина,
Бог, вдруг родившийся во мне,
Чтоб засидеться допоздна.


Прогулка с Богом

Земля уже в снегах по пояс,
А снег валит, валит, валит...
Ну где твоя, природа, совесть?  - 
Ведь я почти что инвалид.

И как больничная палата, 
Стоит запорошенный лес.
Вам операции не надо?
Кто мертвым был, уже воскрес.

Ты мне подай хотя бы повод,
И я забуду обо всём.
И полечу к Тебе как овод,
И поползу к Тебе ужом.

И потому я благодарен
За этот снег, за этот лес,
Что не случайно мне подарен,
За то, что умер и воскрес!



Самопознание

Тебя во мне гораздо больше,
Чем собственно, во мне - меня,
И больше, чем поляков - в Польше,
Я для себя, как западня,
Собою я Тобой обманут,
Мол, это я в себе живу,
Но как рассеются туманы,
Я всё увижу и пойму.
Что Ты - Один и нет иного,
И не бывало никогда,
Что я - всего лишь Твое Слово,
Неосознавшее себя.
И мне расти до пониманья,
И умаляться без конца,
Чтоб Ты отринул одеянья
И больше не скрывал Лица.

Бесконечность

Когда заснежена дорога, 
Идешь, гуляя налегке,
То мысли все летят до Бога 
И возвращаются ко мне.

И непонятно, где усталость? 
И непонятно, где вражда? 
И что здесь от меня осталось?
И где здесь Бог? И где здесь я?

Слегка гудят еще колени, 
Как отголоски старых ран, 
Но где живут стихотворенья? -
Там, где кончается экран.

И начинается где вечность,
И все кончаются пути,
И наступает бесконечность,
И больше некуда идти.

Предстояние


Мы предстояли пред Всевышним,
И были мы на высоте,
Да на такой, что Голос слышим,
То ли  внутри, то ли вовне.

Мы ели, пили и смеялись, 
Ходили пред Его лицом,
И как Енох, мы восхищались 
На небо, где и был наш дом.

И жизнь была словно молитва,
Без слов, словами - всё равно,
И она не была, как битва, 
Скорее, была, как в кино.

Пока перед Богом предстояли, 
То жизнь текла как молоко.
И я там был и пил устами
И по усам моим текло.



Признание


Ты - полнота даров!
Наполнил всё во всём!
Так долго ждал я этого момента,
Когда во мне родится  пару слов,
Что от Тебя. Не нужно мне патента.

Источник вод и милости любой,
Источник благодати и прощенья,
Я так горжусь, возлюбленный, Тобой,
Что Ты - мой Бог, и Ты - Мое спасенье!

Я так горжусь... Ты столько меня ждал,
Пока я соизволю пробудиться,
Ты столько лет назад меня позвал,
И мог бы я лететь к Тебе как птица!

Но был я черств и был самолюбив,
И Ты провел меня долиной тени,
Где плакал я, Тебе лишь посвятив
Всю мою горечь, слёзы и мгновенья!

Ты мудр и терпелив, а я - дурак,
Я признаю сейчас, когда счастливый,
На свете нет дорог и нет бродяг,
Что Ты не приведешь через обрывы

К Себе, куда ведешь Ты целый мир,
Над каждым Ты творишь священнодейство,
И я Тебя когда-то полюбил,
За то, что Ты простил мое злодейство.



О Тебе


Когда тебе труд станет  в радость? -
Когда ты истину найдешь,
Как драгоценность и   награду,
Её посеешь и пожнешь,

И вырастишь её, как древо
В саду безропотной души
И подчинишь ей свое тело
И отречешься от тоски.

Тогда настанет совершенство,
В тебе Я правдой воцарюсь,
Тогда ты ощутишь блаженство
И Я с тобой соединюсь.

Тогда желанной будет радость,
В которой ты Меня найдешь,
И в созерцаньи звездопада,
И в любованьи тонком роз.

Не важно, будешь ли поэтом,
Садовником у цветника,
А важно - видишь ли ты в этом
Ростке иль семени - Меня.

Где Я творю, там расцветает
Даже увядшее уже,
Там кости мертвых воскресают,
В плоть одеваются в земле.

Со Мною труд и отдых сладок,
Со Мной и горе - не беда,
Когда идёшь со Мною рядом,
Вокруг ты видишь чудеса.

Ведь то, что Я творю - прекрасно,
Не важно где, что и когда,
Лишь труд со Мною - это праздник,
А отдых - тягость без Меня.

Божий мир

Твой мир наполнил до избытка,
Как чашу, сердце до краев. 
Он из чего, Всевышний, выткан?
Неужто из прозрачных снов?

Твой мир прочнее даже стали,
Сильнее бури и грозы,
И не вдаваться чтоб в детали,
Твой мир - это, конечно, Ты.

И ничего не беспокоит,
Сегодня с будущим сошлись,
Как-будто дней бегущий поезд
Поднялся, как на крыльях, ввысь.

Туда, где нету уже рельсов,
Где можно в бок, вперёд, назад,
Температуры славный Цельсий, 
Где постоянно всему рад.

Такая полнота и сытость,
Ничто не ноет, не болит,
И понимаешь, что для пыток
Тот мир, земной, внизу лежит.

Для тех лишь, кто Тебя не любит,
Знать не желает никогда,
К несчастью, есть такие люди,
Что создал Ты не для Себя.

Они кричат, мычат, торгуют,
И суетятся, гомоня,
Они Твое себе воруют,
Но не имеют в том Тебя.









Огненное крещение. Альбом авторских песен

Огненное крещение


Излишний комфорт развращает людей,
Как черви, в них зреют пороки,
Они копошатся в порывах страстей,
Пуская тлетворные соки.

Потом их пожгут, как солому  в огне,
В горячих тисках обстоятельств.
Я вижу, как всё происходит во мне,
Под музыку русских ругательств.

Болезни и прочие жизни тиски,
Страдания необходимы,
И приступы злой безнадежной тоски
Нас лечат целительной схимной.

Излишний комфорт развращает людей
И множит животную массу,
А если бы были мы все из камней,
Не нужно нам было бы Спаса,

Но я понимаю, Спаситель суров,
Как раз по причине духовной,
Родился в хлеву средь овец и коров,
И крест Он понес неподъемный.

И нас проведет через этот огонь
Очистит в гумне, как пшеницу,
Давай, поскорее страданием тронь,
И преобрази морды в лица!



Испорченный компас


Ты часто ль шёл по бездорожью
Напропалую, наугад?
И был твой путь усеян ложью
И не было пути назад,

И не было пути направо,
Налево не было пути,
Наверное, ты шёл за славой,
За нею мог ли не идти?

Ты шёл вперед, а получалось,
Что ты на месте всё кружил,
И за тобой плелась усталость,
Болезни и упадок сил.

Ты сорок лет кружил в пустыне,
А оказалось, как во сне,
Что ты бродил по Палестине,
И что зовут тебя Моше.



Трудный путь


Расчитывай на трудные пути,
Они вернее, хоть хотелось проще,
Себя, пойми, не сможешь обойти,
И не объехать, словно в поле рощу.

Не верь ты в легкость славного пути
Того, кто собирал аплодисменты,
Он сердцем истончался до крови,
Он за доход такую платит ренту,

Что и не снилась тем, кто не у дел,
Тяжка цена любого продвиженья,
А если ты в чужое кресло сел,
То потерпел ты в главном пораженье.

По блату жизнь свою не проживёшь,
Плодов достойных не прибавит чудо,
По лезвию ножа опять идёшь?
Короче нет пути и вряд ли будет.

Всегда война: с собой иль с долей злой,
Опять за пораженьем пораженье,
Ты проиграл который уже бой?
А значит, продлевается ученье.


Лечение


Уж  сколько лет мое леченье
Идёт неспешной чередой:
Буравят золотым сеченьем
И душу, и характер мой.

Уж столько лет я безнадёжен
По всем параметрам земным -
Микстуру принимаю с ложки,
Что мне дает мой Господин.

Своих болезней я не знаю,
Но знаю, что Ему видней,
Лишь год за годом тихо тают,
Я не считаю своих дней.

В руках небесной медицины
Мне волноваться не резон,
Здесь Тот, кто выше Ибн Сины,
И кто надежнее, чем он.

Я поднимаюсь спозаранку,
Есть целый день для процедур,
И Он осмотрит мои ранки,
Пропишет тысячи микстур,

Что я неспешно принимаю,
Они полезны и горьки,
Меня приговорили к раю,
И жаловаться не с руки.

Он провоцирует болезни,
Он изучает наперёд,
Он душу вывернет и в песне
Её обратно мне вернет.

И я безропотно страдаю,
И воздыхаю - Поскорей
Впустите уж в чертоги рая,
Устал я жаться у дверей!

Тренировка


Не жизнь, сплошная тренировка,
Что под девизом - Сделай сам!
Живи, приобретай сноровку,
Не доверяя чудесам.

Умело совершай движенья,
Не подскользнись, не упади,
А если надобно скольженье,
То равновесие держи.

Учись общаться без напрягов,
И дружелюбию учись,
И словом фехтовать, как шпагой,
Пускай тебя научит жизнь.

И пусть она тебя научит
Всему, что надобно уметь,
Где правит правило, где - случай,
Где подчиняться, а где - сметь.

Терпеть - уроков будет много,
Страдать, вертеть ногами твердь,
Любить, а также верить в Бога,
Стареть, достойно встретив смерть.

Но главные твои уроки
Ещё, конечно, впереди:
Как научиться, чтобы ноги,
Что б ни случилось, всё же шли?

Время платить


Скажи-ка, прохожий, мила ль тебе жизнь,
Болтаясь на кончике шпаги?
Она, как голодная быстрая рысь,
Напилася крови, как браги.

Ей нравится, борзой,
нести тебе боль,
Куражить, упившейся властью,
А ты будто должен сыграть свою роль,
Роль жертвы для сужденой пасти.

А может быть, просто, настали те дни,
Когда по счетам ты заплатишь,
За то, что вкусил ты, блаженный, любви,
Носил подвенечные платья?

И хватит, несчастный, судить и считать,
Где сколько тебе недодали,
Учись уж платить и учись отдавать
Без ропота, страха и жали.





Необходимость


Я понял, для чего нужна работа,
Я понял, для чего нужна борьба,
И как целебен горький запах пота,
И как полезен недостаток сна,
Как важно в жизни над собой усилье,
Необходима боль сердечных мук -
Всё то, что укрепляет наши крылья,
Когда их поднимает мощный дух.



Очищение


Чистое небо над головой - 
Бог прикоснулся незримой рукой.
Бог разогнал все грехи - облака,
Чтобы я мог прикоснуться, любя,
К чистому небу - духовной воде,
К сытному хлебу, к новой земле,
К вечному Храму, что в Духе стоит,
К Богу, что мне изнутри говорит.



Превращение


Такая есть ступень познанья,
Уже с которой все равно
Иль пребываешь ты в нирване
Или в деревне, где темно.
Когда укоренился в духе
И поселился насовсем,
То, ковыряясь пальцем в ухе,
Получишь ты немало тем.
И будет говорить пространство,
И будут говорить кусты,
И жизнь, как символ постоянства,
Как символ измененья - ты.
Поэзия - вода из крана,
Что капала тебе давно,
Вдруг исцеляется, как рана
И превращается в вино.




Элегия


Когда стихи нальются силой,
Как колос соками земли,
Когда воскреснут из могилы
Те, кто воскреснуть и должны,
Когда достигнет апогея
Мой голос, утончится слух
И я, нисколько не наглея,
Пошлю подальше темный дух,
Когда так заискрится слово,
Что светом вытеснит всю тьму,
Тогда увижу - вот я, новый
И прежним быть уж не хочу.


Рисунок крыла


Очищайся, поднимайся
Над полетом птичьих стай,
Если нужно, то покайся,
Но не медли, и взлетай!

Поведу тебя Я в небо
Ввысь отправленной стрелой,
Где еще ни разу не был
Ты, а также голос твой.

Поднимись и ты увидишь -
Необъятен горизонт,
Облаков небесной глыбой
Протянулся длинный фронт.

Ты пройдешь их все в скольженьи,
И оставишь их внизу,
И увидишь отраженье
Солнца, лед и бирюзу.

Этих дивных чистых красок
Ты не видел никогда,
Льда нависшие террасы
Образуют облака.

И над ними мыслью веден,
В синеве небесных струй,
Словно жаворонок в небе,
Ты крылом своим рисуй!