суббота, 30 сентября 2017 г.

Сжигание влюбчивости

Королева

Осень

Преодоление любви

Дурман

Мечтательный вальс

Конец света

Сомнение

Схватка

Запись в Книгу Жизни

суббота, 23 сентября 2017 г.

После пожара

Любовный календарь

Не летняя песенка

Декларация о намерениях

Нежданная любовь

Ностальгический вальс

пятница, 22 сентября 2017 г.

Признание

Прошлый вальс

Песенка о прозе жизни

Белый вальс

Ты мне не люб

Бабская песня

Страсть

четверг, 21 сентября 2017 г.

Терпение

Трусость

Соблазны

Суд

Неофиту

Эгоизм

Мера всех вещей

Отче Наш

суббота, 16 сентября 2017 г.

Показалось

Это все, что осталось

Вспоминай

Любимому

Клубок. Альбом авторских песен

Клубок


Я распутаю клубок -
Дом, жена, работа, Бог,
Все проблемы бытия, 
Все поступки и слова. 

В Твоих опытных руках
Каждый узелок - не враг,   
Ты сумеешь распрямить
Мою спутанную нить.

Сколько раз мог быть разрыв, 
Но Ты бережно хранив, 
Распускал захват петли
И разглаживал концы, 

И в иголку меня вдел -
Не остался я без дел. 
А Ты резал и кроил
Этот мир, а после - шил.  

Ты распутаешь клубок  
Бездорожий и  дорог,
Размотаешь ты мотки
Безысходности тоски.

В твоих пальцах буду жить 
Я как шелковая нить,
Ты распутаешь клубок, 
Тот, что я запутать смог.



Философия повседневности


Этот утренний автобус, 
Эти люди, этот труд  
День снимает свою пробу -
Опоздавшего не ждут.

Кто терпеньем бъёт рекорды,
Кто болеет на крови, 
Умирает под аккорды
Повседневной суеты.

Эта жизнь необъяснима
Лишь одним календарём, 
Вроде всё проходит мимо, 
Вроде ты здесь не причём,

Вроде всё идет обычно -
Обстоятельства сильней,  -
Счёт какой имеешь личный
Достижений и страстей?

Только время нитью виснет
И прядёт веретено      
Что-то от тебя зависит,
Остальное всё - дано.

Что-то должен ты осмыслить, 
Совершить вот этим днём, 
Может,  человека ищет
Диоген,  бродя с огнем?

Может, тихо наступает
Век грядущий золотой? -
Всё Один лишь Сущий знает,
А тебе оно на кой?

Твоё место в этом мире
Ведь не занято никем?
Твой автобус тихо пылит
Между улиц и проблем.


Воспоминание


   
На дне глубокого колодца    
Лежит потухшая звезда, 
Она забыла образ солнца,
Она забыла навсегда.          
                                  
Но стоит ей хоть раз увидеть
Как можно верить и гореть,          
Она вернется в прежднем виде,    
Лишь стоит только захотеть.   

И потому пытаюсь вспомнить
Про свою первую любовь
Она была такой огромной
Что затмевала всё собой.

Она была такой прекрасной,
Что жить хотелось для Тебя,
И она была не напрасной
Поскольку тратила себя. 


Как


Как время, канувшее в лету,
Как новый наступивший год, 
Что наподобие атлета 
Привычно все рекорды рвёт,
Солдатом на посту уснувшим
Или в сражении со сном,
К чему-нибудь душой прильнувшим, 
Как будто бы всё дело в том.
Ходящим медленно по кругу, 
Чтобы нырнуть на глубину,
Или уволенным оттуда, 
Чтобы искать свою судьбу, 
Бежащим от рутинной скуки, 
Лежащим, сдавшим рубежи, 
Себя готовящим к разлуке,
И ищущим свои мечты,
Тревожащимся постоянно
За своих близких и друзей, 
Голодным, сытым, трезвым, пьяным,
Меняющим одежды дней,
До нудности однообразным, 
Открыв в стабильности покой,
Боящимся напастей разных,
Бывающим, как сам не свой, 
И умирающим, бывает,
И воскресающим душой. 
Кто умирал, тот Бога знает,
Кто воскресал, тот, Боже, Твой.



Бегство


Я бегу от глупых серых будней,      
Хоть они забрали меня в плен.
От меня никак их не убудет,
А от них я превращаюсь в тлен.    

Мне одна дорога для побега,
Там, где стражи нет и нет замкА,
Это путь нетронутого снега,
Это - моя вечная страна,

Где идут стремительные ливни
Откровений и цветные сны,
Где слонов решительные бивни
Разрушают все проделки тьмы,

Где слова намного больше значат,
Чем мильоны долларов и йен,
Где всегда сопутствует удача,
И где нету потолков и стен.

Где земля,  как девочка смеётся,
Небеса дают всем есть и пить -
Сердце вот расширится,  сожмется 
И откроет дверцу, чтоб впустить.

Место под солнцем


Упругим утром, а не вялым
Пускай начнется новый день
И мир, наполненный спортзалом,
Напружит мышцы, как ремень.

Пускай атлет бросает диски
И в сальто крутится гимнаст,
Пусть каждый рёвом или писком
Сейчас победный глас издаст!

А я, как зритель, на скамейку,
Присяду,  словно на горшок,
И накалякаю статейку,
А может, напишу стишок.

Я напишу о том, что вместе
Со всеми прыгать не хочу,
Предпочитаю бег на месте
К наградам резкому рывку.

Пусть умный делает карьеру,
А жадный копит капитал,
Блаженный я, и выбрал веру
В то, что последний первым стал.    
Вера


Она всегда непостижима
И удивительно легка,
И у нее есть свое имя,
Отец и мать есть, и семья. 

Но с виду - какова простушка,
Не скажешь,  что святых кровей,
Похоже больше на дурнушку,
Пастушку телок иль свиней.
                                                                         
Никто не встанет поклониться,
Когда она стремглав войдет,
Хоть она только из столицы, 
И Царь царей с ней кубки пьёт.    

Непримечательная внешность,
Никто руки ей не подаст,   
Какая честь? Какая нежность?    
Не может зацепится глаз!

И вот она идет по свету
Идет, как правило, одна
Но лишь с неё Источник Света   
Не сводит преданно глаза.

Сожаление


Напрасно ль ты сказал то слово?    
Необходимо ли оно?
Ты резал, видно, по живому, 
Ты рану сделал из него.

Или ты просто защищался?
Удар ответный - со всех сил
Да по тому, кто почти сдался,
Страдал, о милости просил. 

Ты обличал,  крушил и правил,
Ломал преграды на пути,
Где жизнь идет без всяких правил,
Как соразмерности найти?

Мечом махать - не хитро дело,
Авось кого-нибудь черкнешь,
И хорошо,  если за дело,
А если не за дело - ложь.

Так подступает сожаленье -
И жалко жертв твоих до слёз,
Неизгладимо преступленье,
Но поправимо ли? - Вопрос.
Кошерное свинство
1.
Кошерное  свинство - страна из Танаха,
Что Бог собирал из цветных лоскутков,
Он жертв отбирал у расчавленной плахи    
За пару секунд до паденья голов. 
Стекались, как кровь, в эту землю евреи,
Спасенье,  как чудо, спускалось с небес,
Они собирались здесь снова,  чтоб верить 
И Тору исполнить, и высадить лес.
На голой пустыне земля орошалась
Их потом и кровью, молитвой, борьбой
Всего - ничего, лишь за самую малость
Восстала страна, что гордилась собой!

2.
Ещё не покинул последний свидетель
Тех страшных событий сей славной земли,
Когда подростали свободные дети,
Свободной, с безоблачным небом, страны, 
Приехали люди, надеясь и веря,
За тем же спасеньем, за той же судьбой,    
Такие ж люди и тоже евреи, 
Но только с приставкой презрительной - гой.
Они так же честно трудились немало    
И в поте лица, и, бывало, в крови 
Но только свободными, как от начала,
При всем их стремлении стать не могли.

3.
Прислугой их сделали здесь и рабами -
Хоть сутками пашешь,  получишь гроши, - 
А новым хозяевам вышыбло память,
Что сами такими же были они.
И вновь был раздел на евреев и гоев, -
Детекторы правды глаголят здесь ложь! - 
И в мире прибавилось снова изгоев,
И правды уже ты нигде не найдешь!
Кошерное свинство - страна из Танаха,
Что Бог собирал из цветных лоскутков,
Он жертв отбирал у расчавленной плахи
За пару секунд до паденья голов.

Церковная мышь

Церковная мышь проживает неслышно,
Сама добродетель - церковная мышь.
Лишь слышно,  как ветр занавеску колышет,
Но только не слышно, как ты проскочИшь.

Скромняга,  тихоня,  всегда незаметна
В подвале живет, словно в царстве теней,    
Хоть в стареньком,  но аккуратно одета,
Простая косыночка вечно на ней. 

Живет она в бедности,  полуголодной
Копейки в церковную кружку кладёт,
Быть может, монахи её бутербродом
Порой угостят,  может,  пару раз в год.

Детей у ней нет, и родных нет, наверно,
Она здесь одна, одиноко живёт,
К молитве заутренней всегда первой
Она незаметно тихонько придёт.

И чем она жива? Каким утешеньем?
На свете она - как в тюрьме взаперти.
Она отмолила уже пол селенья,
Когда пол селенья вернулось с войны.


Самопознание

Писал роман он о судьбе
Престранной,
Никто не пишет о себе
Романы.

Такого не было ещё
В Отчизне,    
Чтоб жил чудак, что увлечен
Не жизнью. 

Чтобы ни жить, любить,  искать
Учиться,
А что б себя лишь понимать
Стремиться.

Такой занятный был предмет
Науки -
Себя вытягивать на свет
Из муки.    

И лезть пытаться из себя,
Из кожи,
В себя,  как в бездну бытия 
Быть вхожим.

Чем глубже он в себя вникал
Напрасно,
Тем себя меньше понимал,
Несчастный.

Словно боролся Некто с ним,
Играясь,
Кто был силен и невидим,
Скрываясь.

Был Некто, он Кого понять
Не в силах. 
Его та сила,  словно мать,
Благословила.
    
Быть на себя он перестал
Похожим. 
Но понимать других он стал
Их кожей.

Иерархическое древо

Природа учит нас от рода,    
Являя истины свои,
Что люди, даже став народом,    
Между собою не равны.     

Иерархическое древо
Расставит всех их по местам, 
Направо - этим,  тем - налево, 
Вверх - вниз по разным этажам. 

Вот воробей - на нижней ветке,
Чтоб крошки подбирать с земли, 
Дерётся со своей соседкой
За эти скромные дары. 

Нет равенства на белом свете.
Вы посмотрите, соловей
Заботится не лишь о хлебе, 
Он знает - с песней веселей!    

И потому сидит повыше,
Где верхних веток длится ряд. 
И его песню люди слышат,
О его песне говорят!         

А выше - жаворонок в небе
Он прославляет лишь рассвет.
А ещё выше - белый лебедь         
И благородней птицы нет.  
              
И так устроил всё Всевышний -
На разной каждый высоте, 
Чем поднимаешься ты выше, 
Тем больше взоров всех к тебе.
                                                            
И выше спрос,  и кривотолки
И недовольства,  и проклен,    
Когда забрался ты без толку 
На высоту и занял трон.

Но если ты, как белый лебедь, 
То наслаждается земля,
Когда плывешь ты в чистом небе, 
Как ангел над людьми паря.


Сотворение мира


В день первый, в пять часов утра,
В автобусе,  где люд гурьбою,
Всегда я вижу старичка 
С его кошерной бородою.

Совсем чужой среди толпы,
Похоже,  что с ума он выжил.
Ему не нужен я, ни ты,                                           
Он как не здесь,  он где-то выше.

Здесь каждый занят и сердит, 
Оставив радость в дне субботнем,
И большинство,  конечно, спит,    
А он взывает о Господнем. 
                         
Вот - день второй, который год -
Автобус, люди, как побиты,
А он всё книгу достает
И погружается в молитвы.    
                
День третий - та же кутерьма,
Народ спросонья давит массой,
Слова о бренном всё, слова...          
А вот о вечности - ни разу.

Он погруженный в свой Сидур,
Под нос внимательно бормочет,    
Не будет дураков и дур,
Когда молиться сердце хочет.
 
Но каждый занят о своём,
Всяк ежедневностью потёртый,
А он в молитву вжался лбом
И было утро: день четвертый.

На пятый день горит земля -
Уж ненавистна та работа,
А он по-прежнему, бубня,
Всё молится, ужель охота? 

Зачем? Молитва ли нужна?
Когда мир в тартары катится? 
Когда все средства были зря,
Не остается ли молится?   

И было вновь начало дня  -
И как в аду я в этом выжил?       
Молился,  видно,  за меня 
Старик, прося Того, Кто выше.







пятница, 15 сентября 2017 г.

Как

Самопознание

Иерархическое древо

Сотворение мира

Клубок

суббота, 9 сентября 2017 г.

Пригорюнилась

Еврей и бордель

Восхождение к объективности

Бегство

Место под солнцем

Вера

Воспоминание

Сожаление

суббота, 2 сентября 2017 г.

Случайная встреча

Живу

Брошена

Соблазн соблазнения

Любовные игры

Держись

Застольная

пятница, 1 сентября 2017 г.

Парус. Альбом авторских песен

Поиск


Солнце встает на Востоке 
И продолжает свой путь  -
Так написал в своем блоге
Парень,  не смогший уснуть.

Выдал, конечно, банальность -
Благо, они все ничьи -
- Жизнь это только случайность
Из миллионов причин?

Солнце пусть прячется ночью, -
Разум не может уснуть,
Ищет,  как можно короче,
К правде единственный путь.    

- Кто я? Как смог появиться?
Мог ли я вовсе не быть? -
Мысль  как путь млечный струится -
К звездам протянута нить.

Разум во тьме наважденья -
Истины свет не блеснул, -
Мысли,  догадки,  сомненья
Стихли и парень уснул.

Спал над компьютером, сидя   
Пав головой на плечо,
Спал,  и конечно, не видел -
Солнце над миром взошло.


Сердце


Сердце, мое сердце
Жжёшь ты словно перцем
И не хочешь дверцей
Открываться всем.

На засов закрыто,
Плетью слов избито,
Взломано, пробито,
Пало, взято в плен.

Сердце обманули,
Вынули, заткнули,
Словно запретили
Слушаться его,

Сердце охладело
И ожесточело,
Сердце отвердело,
Впало в забытьё.

И ношу его я,
Будто бы чужое,
В нём ведь кроме горя
Нету ничего.

А когда-то было
Сердце, что любило,
Радость с силой билась,
Рвалась через край.

Чтобы исцелилось,
Нужно Божью милость,
Чтоб она простила
И вернула в рай!



Самосуд
Я человечество хотел
Когда-то в детстве осчастливить,
Но, видно,  очень был наивен,
И я остался не у дел.       

Я человечеству мечтал     
Сады и города построить, 
Но сам остался неустроен
И бесприютен,  как вокзал.       

Я человечество желал
От всех несчастий, бед избавить, 
Но жизнь свою не смог исправить, 
И подчистую проиграл.
                                                                         
Я человечеству хотел 
Отдать себя весь без остатка, 
Но кроме горького осадка
Мне не знаком иной удел.

И почему так жизнь прошла? 
Чудовищно несовпаденье -       
Так начинать и кончить тленьем!      
Зачем ты, жизнь, была дана?

Ку-ка-ре-ку
Только утро заалеет
В первой нежности зари
На просторной на аллее
Чистят горло петухи.

Так криклива перекличка
Прогоняющая темь, 
Надоедлива привычка
С петухами встретить день.
                                    
Сон, конечно, не покинул                      
Мои красные глаза
И иду я, сгорбив спину,   
Потому что лечь нельзя.

И иду я, и мечтаю 
Отоспаться в выходной, 
И уже попил я чаю,
Равнодушный и не злой.

И уже такой привычный,
Что лишили сна опять,  
Обобрали,  как обычно 
И заставили страдать.

Не маньяк ли я на свете,    
Что пытаюсь полюбить    
Это утро,  крики Пети, 
Что мешают спать и жить?


Парус
Искал я парус много-много лет,
С тех пор, как стала ясной моя цель, 
Не думайте,  я вовсе не поэт, 
А пилигрим, и жду попутный ветр.

Я поднимал дырявые трусы,
Над бесшабашной юной головой,
Потом я водружал свои мечты
На мачту, но эффект был нулевой.

Чтобы поймать в силки попутный ветр, 
Натягивал, как парус, свою плоть, 
Терпел,  покуда мог ещё терпеть, 
Поймав в неё одну лишь птицу - ночь.

Но парусом и даже неплохим
Мне стали мои песни и стихи, 
О, дуй в меня сильнее,  Элохим,
Мне так желанны все Твои дары!




Личное пространство


Я поднимался непрестанно
И падал тоже каждый раз
И хоть бывал порою пьяным, 
Но угль познанья не угас.
Он источал дымок надежды -
Приятный сладкий аромат, -
А окружение невеждой
Ломало мой незримый сад.
Я уступал,  и табунами                       
Вы проносились сквозь меня,
Да что со мой? Что будет с вами? - 
Не понимал я никогда.     
Я так из вас не выделялся, 
Пока не научился жить, 
Хоть и напрасно я пытался  
Себя при этом сохранить.            
Не свил я личное пространство,        
Урок лишь в том, чтобы идти    
И в этом деле постоянство
Важней преград всех на пути.




Золотоискатель



Искатель злата ищет слитки     
И промывает весь песок,
Смотря, он медлит как улитка -
Не попадется ли кусок?

Вода,  как время,  вымывает  
Ненужный шлак - песок пустой.
А он надеется и знает, 
Что будет слиток золотой.

Он промывает дюйм за дюймом, 
И всю прошел уже косу,     
И времени потратил уйму, 
И кучу перемыл песку.    

Улов его ничтожно малый,  
Задел - почти что никакой, 
Искатель злата уже старый,
А начинал как молодой.      
                                                                 
И бросить порывался часто   
Он всё искательство своё, 
Но всякий раз улыбка счастья
Как озаряла вдруг его.

Я, наблюдая, понял ясно, 
В чём его счастье и покой -
Хоть золото искал напрасно, 
Но путь прошел он золотой.



Отрава


Я не срывал цветущих спелых роз, 
Не рвал я лепестков невинно нежных,       
Я испугался призрачных угроз, 
Что старый сторож мямлил бесполезно. 
И так я жил,  с оглядкой на кусты
Куда я убегал неосторожно,    
В моих виденьях появлялась ты,
Но я не знал, а было ль это можно? 
Меня душил, как смог, липучий стыд 
И чтоб освободиться от надзора, 
Я обманул себя и взял навзрыд
То, от чего покрылся я позором.
Моею первой женщиной была
Какая-то шалава из канавы. 
Такие вот творятся здесь дела, 
Когда любовь становится отравой.

Вначале было Слово
Весна тогда оборвалась 
На самом интересном месте 
С Живущим вдруг пропала связь,
Не поступали даже вести.
И я закрылся сам в себя
И стал напоминать улитку 
И солнце село за моря,
Захлопнул ветер в сад калитку... 
Молчал, чего-то там читал,
Ходил как тень, искал надежду,
Под нос чего-то причитал 
И делал вид, что всё как прежде.
Но всё прошло, я был один 
И никому я не был нужен,
Но всё же был я гражданин
И сердце прыгало наружу.
Кричало Слово изнутри, 
Прищемленным несправедливо -
Наказан был я, как плетьми 
И мне молчанье кляпом было. 
И я мечтал себя раздать
Но даром брать никто не думал, 
И вот тогда я стал писать, 
Себя отняв из общей суммы.


Забвение


Летел над чёрною водой, 
Что не хранила память лет,
И голос нежный, дорогой
Уже давно сошел на нет.

И я не помнил ничего -
Как первый, день сегодня мне,
Но как я выжил до сего? 
Как оказался в этой мгле?

Вот - небо. Черная вода.
Мой самолет над ней летит, 
И ничего, и никогда 
Уж не болело, не болит.

Лоботомия или что?
Как быстро всё я позабыл - 
И свое школьное манто, 
А был ли я? А был ли мир?

Не зацепится ни за что, 
Пустыня. Черная вода.
Лети вперед, лети легко,
Все остальное ерунда.



Вальс о деньгах


Люди гонятся не за истиной, 
Люди гонятся лишь за деньгами, 
Страх не выдюжить, страх не выстоять,
Управляет людскими сердцами.
Страх остаться без крова, без помощи, 
Без одежды, нагими, нищими, -
Жалок всяк неудачник и тонущий
Жалок всяк, кто остался без пищи.
И поэтому, чтобы выстоять, 
Всяк мечтает обезопаситься -
Копит деньги он, а не истины, 
Не живёт, а просто - колбасится. 
И вот эта проблема животная
Управляет фактически нами.
Жаль. Могли бы остаться свободными 
Если б жили не в хлеве, а в Храме.




Взгляд в прошлое



Вот я, профукав жизни половину,
Пришёл к Тебе, Огонь, светящий в ночь.
А время мне уже сгибало спину
И не могло хоть чем-нибудь помочь.

Ты дал мне старт, ведь я завяз в трясине
И видел впереди лишь пустоту.
Жизнь рушилась, застыв на середине,
Рождая негатив и суету.

Открыл я свою душу пред Тобою,
А Ты мне указал прощенья путь.
Жизнь прошлая осталась за спиною
И я дерзнул в грядущее шагнуть.

Нет сожалений о годах напрасных,
Полжизни я не строил, а ломал,
Но лучше б вместо этих лет ужасных,
Я о Тебе побольше узнавал!

Я мог бы заложить тогда фундамент
И ныне уже был бы на коне.
Открой, Всевышний, только между нами,
Зачем дана та половина мне?

А из того, что мне с тобой осталось,
Года лишений, тягот и труда!
О, прояви, Всевышний, ко мне жалость!
Неужто жизнь промчалась без следа?!

Противоположности


Возможна ль красота, что без уродства?
Спасение без гибели ли есть?
И совершенства верх и благородство
Оценишь ли без низости, как есть?

Вот потому здоровому началу
Больной конец положен, словно цель.
И лодка, оттолкнувшись от причала,
Плывет к другому берегу на мель.

Во всем сравненье есть для вразумленья,
Мир противоположностями полн,
Добро и зло как точки притяжения,
А между ними - море и твой чёлн.
Распятие
Свет в окошке светит  
И в небе голубом,           
Я - на этом свете   
Я же и -  на том.
                 
Я земной,  и ангел, 
Человек и дух,
И в небесном ранге,
И в земном,  я - в двух.       

Своей грешной плотью
Пригвожден к земле, 
На небесной ноте
Дух парит во мне.

А душа стремится, 
Рвется к небесам, 
А потом ленится,
Тянется к грехам.

Противоречивый. 
В этом - моя суть.
Приливы и отливы -
Ежедневный путь.

Тяжестью придавлен      
К матушке земле,
Богом не оставлен 
Погибать во зле. 

Так вишу я между
Небом и землей, 
И живу надеждой
Обрести покой.

Сражение



Барашками облачки скачут
По ровным газонам небес,
А я бы хотел жить иначе,
И жил бы я, если б не бес.

Я жил бы легко в рамках правил
И ясно мне было бы всё, 
Летал бы я, если б не дьявол, 
Летал бы я так высоко. 

Никто б мне не свызывал руки, 
И ног не стреножил никто, 
Когда б не рожден был на муки 
И смерть не дышала б в лицо. 

Не ведал бы страха, болезней,    
Пекучих страданий подчас
И не была б жизнь бесполезной, 
Как видится это сейчас,  

Когда постоянно мешает
По жизни невидимый кат, 
Я чувствую, как удушает  
Меня он и тянет назад.

Я чувствую, как он глумится
Над проклятой жизнью моей, 
Когда я рожденным был птицей, 
А ползаю,  как муравей. 

И мне не осталося боле -
Спаситель,  взывать лишь к Тебе, 
Но вместо обещанной воли
Ты скажешь висеть на кресте.



Тень


Как много вам расскажет тень Моя, 
О том, кто Я и Мой каков обычай. 
Тень - это продолженье бытия 
И повторенье пройденных событий.

Тень  - это мимолётный жизни след,
И если Я иду на фоне солнца, 
В его лучах Меня не видно, нет 
Но тень Моя для вас словно оконце.

Ведь тень Моя такая же, как Я     
И повторяет все Мои движенья,    
По сути тень - и все Мои слова, 
Что говорил Я вам для вразумленья.

И если потерял Меня в листве
Шумящих дней и в суете событий, 
Найдешь Меня  по тени на земле, 
По ней определишь Моё прибытье.

А если станешь тенью ты Моей, 
То будешь,  где и Я. Со Мною слиться
Она поможет, истины верней, 
То и во сне Я буду тебе сниться.



Достоинство



Уж если тащишь, то тащи 
Свой крест по улочкам безлюдным,
Не знал ли ты, что будет трудно?
Коль взялся, то уж не ропщи.

Смиренье подойдет к тебе,
Попросит знаком сигарету, 
Ты пригласи его к себе, 
С тобой пойдет гулять по свету. 

И нищий, свой умеря взгляд,
Тебя о милости попросит, 
Он от тебя свое уносит, -
Об этом книги говорят.

Теперь ты обделен и наг? 
Лишен ты общества богемы? 
Уже хотел сменить бы тему?
Забыть, кто брат тебе, кто враг?

Достоин будешь ли Царя, 
Кто добровольно стал, как нищий, 
Покинув Божие жилище, 
И ради хлева - небеса?

Достоин будешь ли любви, 
Что оказал тебе Спаситель, 
Коль сам живешь как потребитель,
Зажав и чувства и рубли? 

Ты - недостоин. Потому 
Честь окажи всем недостойным, 
Пропащим, проклятым, пропойным, 
Чтоб понять: каково Ему?



Испытание забвением



Когда забыто имя меж другими,   
Когда скромна забвения стезя, 
Когда моя обитель только скинья,
Прошу, не стань стеной монастыря!

Ты стань,  мой Свет, как облако в тумане,
Что понесет меня встречать рассвет,
Ты убери преграду между нами,
Я быть хочу,  где Ты,  я - Твой сонет!

Хочу я быть там, где творишь Ты землю,
Ломаешь, строишь, лепишь и крушишь,
Когда Тебе живущее всё внемлет 
И исполняет всё,  что говоришь!

Я так хочу с Тобою быть отныне                                          
Везде в пике ликующего дня!
Да только вот забыто мое имя,
И так скромна забвения стезя.
Молитва о стихах


Даруй мне новые стихи,
А старые пусти на волю -
Пускай летят себе, тихи,
Найдут пристанище и долю.

Души цветные лепестки,
Что обрывал я, как ромашки   
И говорил листку - Лети!    
Прошу, не соверши промашки   

И попади на стол к тому,
Кто это слово приголубит,
Кому - как свет прорежет тьму -         
Оно опорой верной будет.

Кого оно огнем зажжёт,
Кого, наоборот, утешит, 
Кто это слово долго ждёт,
Кому оно закроет бреши.

Кому поможет совершить
То, для чего он был и призван,
Кому поможет просто жить,   
Идти на плаху или тризну.

Кому так долго не везёт,
Что не осталось и надежды,
Кому уже который год
Рассвет спасительный не брезжит.

И кто устал,  борясь с судьбой,
И помышляет малодушно
О той старухе,  что с косой
По миру собирает души.

Да мало ли... кому ещё
Оно подспорьем верным станет,
Подставит вовремя плечо,
Иль снимет с сердца тяжкий камень.

Живи,  поэзия,  живи!
Крути планету нашу дальше!
Пошли мне новые стихи,
А в них убереги от фальши.