четверг, 9 октября 2014 г.

Небесные дары (Альбом авторских песен)

Бог

Зажечь в себе Божественный огонь,
И к миру вышних в чем-то приобщиться,
И перейдя, не ощутить границу,
Как переходит в пальцы рук ладонь.

Вот - ты, а где-то здесь уже не ты,
И Он в тебя уже перетекает,
Как розы аромат свой источают,
Раскрыв навстречу солнцу лепестки.

Я узнаю Его по новизне,
Когда приходит строчка ниоткуда,
И что-то изменяется во мне,
И это что-то не иначе - чудо.

Я узнаю Его по тишине,
Я узнаю Его по утешенью,
Когда приходит Он - конец войне,
Когда приходит Он - конец сомненью.

Начнется утро с ожиданья дня -
Рассвет плацдарм готовит для вторженья,
И тихо, не заметно для меня, 
Готовит Он мое преображенье.

А если бы не так, то для чего
Мои страданья, горести и муки?
Болезненен всегда навоз науки,
И сладок плод учительства Его.





Видение

Камни и песок в глазах.
Как слепой, я вижу мир.
Растворяются в слезах
Солнце и луна, как жир.

Я уже услышал гром
И уже увидел дым
Ярко-красным кулаком
И воротником седым.

А затем я видел меч.
Меч, который меня спас.
Для давно остывших свеч,
Для давно ослепших глаз.

Меч блестел, как яркий свет,
Занесен на день и час,
Где сразятся жизнь и смерть,
И умрет один из нас.




Спасение

Он отвергает брагу помутнений
Тупых от напряжения голов,
Он, как вино,
Пьет веру песнопений
Из пересохших, раскаленных ртов!
Он одаряет чудом,
Как сосудом,
До времени
Стоящим на верху,
Как будто тебя кормят
Манной с блюда,
И не поймешь, зачем и почему?
И я пою,
И чудо воскрешенья
Вошло в меня,
Как в кожаный мешок,
И стал хмельным я
От благодаренья
И легким от восторга,
Как пушок.
И мягко
Опустился я на землю,
Чтобы принять назначенный удел.
И тихо растворился
В повседневном.
И кажется,
Немного оробел.




Испытание

Взлетает в небо самолет
И утро красит новый день,
А я уже который год
Живу в стране, где правит тень.

Где ходит лунный календарь,
Где солнца много, но оно
Ведет с людьми коварно брань
И бьет, как в голову вино.

Здесь судится с народом Бог.
Здесь рай и ад штурмуют жизнь.
Бежать отсюда со всех ног,
Но от себя не убежишь.

Здесь жалит брат, как скорпион,
Сестра - гремучая змея.
Улыбка - огненный дракон
Как жертву стережет тебя.

О, Боже, милый, отпусти!
Твоих судов несносна казнь.
Ну, а куда же мне идти?
Ведь мне везде один отказ.

Здесь отнимается мечта.
Здесь ампутируют мозги.
Здесь выжигаются глаза,
И здесь растут одни долги.

Здесь смерть - желаннейший исход.
А жизнь - прекрасная, как смерть.
И здесь уже который год
Я загнанным живу, как зверь.

И лишь одно меня несет,
Еще и  держит на плаву:
Котел я, что чистильщик жжет,
И вычищает на плаву.





Небесный язык

К стыду, я не знаю иврита,
С английским, увы, не в ладах.
Имею язык для молитвы,
Молюсь на "иных языках".

Хоть ум мой при этом безмолвен,
И бьется в сомненьях душа,
Мой дух безраздельно наполнен
Словами без крышки и дна.

Словами, что тайной покрыты,
Чей смысл запечатан пока,
Но жду откровений и сытый
Я, этой надеждой живя.

И в тайну тех слов окунаясь,
Созвучья как песню творя,
Я Богу в словах открываюсь,
Ему изливаю себя.

Свои недоступные тайны,
Свою непонятную боль,
О Боже, - молюсь я, - Ты дай мне,
Чего не понять головой.

О, Боже, дай мне, что Ты хочешь
В потемках незрячей душе,
Дай света, чтоб не было ночи,
И путь освети на земле.

Дай радость, чтоб не было грустно,
Дай песню, чтоб легче идти,
Дай мудрость не в книге, а устно
И веру до цели дойти.

И радость меня наполняет,
Свобода от клетки ума,
Я знаю, что в небе летаю,
Начала где нет и конца.

Я - вечен, и в этом причина
Моих необузданных слов:
Духовная жизнь больше чина,
Богаче, чем пища и кров.

Хоть беден, как мышь приходская,
Хоть скуден земной мой удел.
Но если я духом летаю,
То я ль не богат и не смел?

Пусть путь мой земной не успешен,
Карьеру себе не сложил,
Но разве я в этом погрешен?
Без этого разве не жив?

И раз на земле нет удела,
То может, удел - в небесах?
Чего мое бедное тело
Не может вместить в тех словах.





Терпение

Когда я молод был и быстр,
Ходил, куда хотел.
Я был красив, и был речист,
И временами смел.
Ферзем, как гоголем, ходил
По шахматной доске.
Тогда я брал, а не просил,
И жизнь  любил вполне.
Но наступил и мой черед, 
Иные времена.
Светил небесных чуден ход,
И милость сочтена.
Был препоясан я потом
И отведен был в плен.
И стал я вьюченным скотом
На склоне своих лет.
Такая, скажешь ты, судьба,
Печальная до слез.
Но жизнь ведь для того дана,
Чтоб жить ее всерьез.
Таков Господний сопромат:
Взлетаешь, так лети!
Но призовет тебя назад
Тяжение земли. 
До времени не улетишь,
Оставив сей приют.
И что тут скажешь? Это - жизнь.
Терпение и труд.




Надежда


Прекрасная сестра любви
Мне осенила утром плечи -
Надежды и мечты мои
Ко мне вернулись из далече.

И сразу мир предстал иным,
И сил прибавилось с избытком.
Воздушным шаром голубым
Я в небо воспарил с улыбкой.

Такой надежды высота
Нас подпирает мощной крепью.
Невосполнима пустота,
Когда надежды нет на свете.

Но страхи все еще нет-нет
Шепнут, что призрачна надежда
И опыт негативных лет
Шьет траурные мне одежды.

Надежда путь тебе торит.
Надежда - это выбор тоже:
И высота тебя манит,
И боль падения тревожит.

Надежда - воздух для любви.
Надежда - повод для удачи.
В надежде прожитые дни
Ценнее, они больше значат.

Но скепсис - циник бытия,
По носу щелкнет с превосходством,
Ты, мол, послушай старика,
Надежда значит - боль вернется.

И ты живешь, как на кресте
Тебя две силы разрывают:
И безнадежность на земле,
И вертикаль стремленья к раю.

И лишь тогда ты - на коне,
Когда надеждой окрыленный,
Бросаешь вызов ты судьбе
Свободный, не порабощенный.





Преодоление

При столкновеньи идеала
С жестокой прозою земной
От тренья искра вылетала
И обращалася строкой
Стихотворенья. От удара
Статья рождалася на свет.
Из боя - книга получалась
А из сражения - поэт.
Через болезненное тренье,
Чтобы добыть святой огонь,
Рождалось исподволь терпенье,
Жизнь обращалася судьбой.
И каждый раз, когда ты падал
И поднимался вновь и вновь,
Тебе как лучшую награду,
Давались строчки про любовь.
И поднимался ты из песен,
И поднимался ты из слов -
Как поднимался ты из чресел
Из женских, и из ползунков.
Ты поднимался непременно
Как бы невидимой рукой
Кто бы ни ставил на колени
Тебя и ни пинал ногой.
Над будничностью постылой,
Ты поднимался над толпой.
Так ты когда-то из могилы
Поднимешься. И снова - в бой!





Мудрость

Кляня несчастную судьбу,
Я начал размышлять о Боге -
Непостижимые дороги
Разбороздили жизнь мою.

Я был в нужде и знал болезни,
Я плавал во грехе, как в бездне,
И предаваем был, и бит,
Лишь разве не был знаменит.

Я был в отчаяньи, и в вере
И в духе был и был я в теле,
Вкусил я Божью благодать,
Которую ни дать, ни взять.
Познал небесную любовь,
Увидел будущую новь.

Я был вверху и был внизу,
Но осягнул ли полноту?
И вот теперь настало время
Мне разобраться в этой теме.

Ты человеку дал нужду,
Чтоб в праздности не разлагался
И чтобы за работу брался,
И чтобы гимн воспел труду.

Ты человеку дал болезнь,
Чтоб к ложным целям не стремился,
Задумался, остановился,
И осознал, зачем он здесь?

Ты человеку дал войну,
Чтоб осознал он ценность мира.
А чтобы не заплыл от жира,
Ты голод дал и нищету.

Богатства Ты мне не послал
Не потому что я был жаден,
А чтобы о такой награде
Я даже вовсе не мечтал.

Кто ради денег хочет жить,
Впадает в крайнее уродство -
Что в жизни можно все купить,
И все на свете продается.

Богатство, как и нищета -
Два нежелательных конца.
Уж лучше быть посередине
На этой жизненной картине.

Послал Ты людям униженье,
Чтоб нос не задирали свой
И научились бы смиренью,
И обрели сердцам покой.

Назначил человеку смерть,
Чтоб осознал он ценность жизни -
Во мне нет больше укоризны,
Хватило лишь бы сил терпеть.

Добро и зло Ты дал ему
И света-тьмы чередованье,
И наслажденье, и страданье,
Чтоб цену он познал всему.

Чтоб накопив в борьбе усталость,
В игре амбиций и страстей,
Он осознал, хотя бы на старость,
Что мудрость выше всех вещей.




Жизнь

Когда-то при начале дней
Я был беспечным и веселым
По лужам я гонял гусей,
Хвосты выкручивал коровам.
Любил на велике гонять
По гарнизоновской бетонке,
И воду языком лизать
Из соски уличной колонки.
Такою сладкой была жизнь,
Что я в блаженстве и не ведал,
Зачем об этом говорить?
Зачем стихи писать об этом?
То было Царствие из рос,
Что выдавалось всем авансом,
Им я питался, им я рос,
Покуда был слепым засранцем.
Потом прозрел я, став чужим.
И видел я подвох повсюду.
Тогда я много говорил,
И в тех словах была остуда.
Болезнь прокралась изнутри,
Я был печальным, хоть фартовым.
И в море вышли корабли
За неожиданным уловом.
То было Царствие из ос.
И в зной переходило утро
Там я окрепнул и подрос
И начал свой искать там путь я.
Искал я счастья много лет.
И, кажется, искал напрасно.
Пока один большой поэт
Ни внес в меня большую ясность.
Он объяснил мне, что по чем.
И рассказал, что есть Создатель.
Поэт был послан вещим сном.
Он был мне в жизни указатель.
Создатель вышел ко мне Сам,
Разворошив мою обитель,
Суд произведши по делам,
И мне сказав, что есть Спаситель.
И за руку к Нему подвел,
Нуждающегося в спасеньи.
То было Царство Божьих слов
И Царство всех благодарений.
Я был там много - много дней.
И было мне легко и чудно.
Но я хотел уже скорей
Опять туда, где было трудно.
И оказался я на дне,
И преисполнился страданий
И это было Царство змей,
И Царство древних заклинаний.
И вышел я опять вздохнуть
Животворящего озона.
Таким был мой тернистый путь.
Такими выдались резоны.




Упование

Если что-то опять не сбылось,
Значит, не чему было сбываться.
И до правды не выросла ложь,
И до истины вновь не добраться.
Если жизнь уж не греет всерьез,
Словно ватный лоскут одеяла,
И судьба не целует взасос,
И вообще не целует ни мало.
Если вовсе пропал интерес,
И зарплаты не ждешь избавленья,
И маяк с горизонта исчез,
На спирали уж нет напряженья.
И баркас погрузился на дно,
Где ни волн, ни ветров, ни участья,
Ни плодов, ни наград, ничего,
Чтоб напомнило издали счастье.
Если утром встаешь ни за чем,
Равнодушно идешь на работу,
И на ворох обычных проблем
Не появится даже нудоты.
Если счет этой скучной игры
Не меняется, как заржавелый -
На табло уже даже нули
Встали за неимением дела.
Если все - суеты суета
И как труп я сную безучастно.
Все равно я спасенья Христа
Ожидаю, пусть даже напрасно.



Радость

Как радость восхищает наши души?
Кто трелью наполняет соловья
Вдруг позовет, суетный мир нарушив,
И возведет к истокам бытия.
И ты вкусишь, как торжествуют розы,
Как сладко кто-то плачет за окном,
Как басом перешептываясь, грозы
Апокалиптики свой протрубят псалом.
Внезапно грянет ясность, как прозренье
Что все неважно было до сих пор:
Страданье, унижение, забвенье -
Исчезнет все, в чем был слепой укор.
И странник обретет благословенье,
И будет возведен на брачный пир,
Где празднует Творец Свое творенье -
Преображенный и воскресший мир.




Великий дар

Страданьями измученную душу
Отвергнешь ли совсем, как грешный сон?
Научишь ли Свои глаголы слушать?
Или забудешь, в радость погружен?

А может, бросишь, словно лист заблудший,
Во гневе в переполненную печь?
Или спасешь, даруя чудный случай
Любовь вдруг встретить и не умереть.

Но высший дар Творца, наверно, все же 
Вседневно умирая, трудно жить,
И за прожитый каждый
миг ничтожный
Как за великий дар благодарить.



Комментариев нет:

Отправка комментария