суббота, 8 апреля 2017 г.

Сад Твоей любви. Альбом авторских песен




Первозданность


Когда наполнен мир был всем живущим
И всюду разлетелись голоса,
И змей для искушенья не отпущен,
Когда ещё покоилась земля,
Когда она ещё не знала смерти,
И не пугал её весенний гром, 
И не было рождений круговерти,
И не было страдания кругом.   
Когда всё только - только появилось
Из-под руки божественной Творца,
И Ева сотворенная влюбилась
В Адама, и чисты были сердца,
Когда во всем ещё звучала радость,
И ни один фонарик не погас,
Когда казалась жизнь сплошной отрадой,
Великим даром появленья нас, 
И было всё живым и бесконечным,
Играло полнотой любви и сил,
И так хотелось жить,  когда кузнечик
По вечерам рассказы заводил.

Сад Твоей любви


Там каждое мгновение текло как молоко, 
Наполнившись любовью под венец, 
И по лучу, что вел меня куда-то высоко,      
С небес спускался на землю Творец.
И Он гулял Один средь тенистых алей, 
И наслаждался делом рук Своих,  
Потом Он возникал внезапно средь людей,
И вел беседы чинные меж них.
И как Родитель в чуткой мудрости любви
Он наставлял  неопытных  детей,
И лишь просил не есть незрелые плоды
От добрых или злых своих идей.



Грех


Во многой мудрости печаль
Недаром болью отзовётся -
Прекрасна перспективы даль, 
Но под ногами всё трясется,
Когда себя ты познаёшь, 
В другом увидишь те же язвы,
Любовь покинет тебя сразу
Как взгляд с неё ты отведёшь.
В руках беспечного дитя, 
Так разломается игрушка, 
От слёз вся мокрая подушка -
Потопом смытая земля.
Но как, скажи, понять ещё 
Смысл и строенье мирозданья -
Не потеряв, не обретешь,-
И потому горько познанье. 




Народ



А жизнь по-своему течёт
Здесь и сейчас в своих работах,
Но только есть один народ,
Он - не как все в своих заботах,
Он в будни не залез кротом,
И в море не ушёл за рыбой,
Он землю обошёл кругом
Не получив при этом выгод,
И не прижился он нигде -
Везде и гнали, и гнобили,
И даже в собственной стране
Покоя все его лишили,
И раздражителем для всех
Он стал, хоть жителем был мирным,
И всем любой его успех
Казался не по чести жирным.
Он был,  как лакмус, как изгой,
Козёл законный отпущенья,
Напоминая сам собой
О власти Бога над твореньем.


Неназванное


Мы ничего не принесли
И ничего не унесём, 
О том расскажут нам дожди, 
И солнце подтвердит о том.

Мы просто жители земли -
Как нам понять - зачем мы здесь?
Плывём мы словно корабли,
У каждого - свой курс и рейс.

За чем плывём? Чего хотим? 
Куда же путь нас приведёт? 
Нам кажется,  что мы рулим, 
А это время лишь идёт.   

Нам кажется, что мы живём, 
А это просто дождь стучит, 
Нам кажется,  что мы поём,
А это ветер не молчит.     

И что оставим за собой? 
Короткий или долгий след? 
Вернёмся ли мы все домой?     
Просрочим купленный билет?      

Мы думаем,  что это - мы
Мечтаем,  любим и живём...
Мы ничего не принесли
И ничего не унесём.

Золотой телец

Достаточно я прожил, чтоб понять
Причину бед, невзгод и потрясений,
Что зло у этой жизни не отнять, 
Покуда власть не отобрать у денег.

Всё зло проистекает без конца 
Возобновляясь во всё новой злости,
Что на алтарь бездушного Тельца 
Себя всё новые приносят гости.

И посвящают, падкие, ему
Свой труд, любовь, и жизнь, и силы,
Потом не понимают у могилы
На что пропали жизни? Почему

Ушли всё годы вешние во тьму?
К чему были страданья и мытарства? 
Полжизни ты, как пить, отдал Тельцу, 
Полжизни ты работал на лекарства.

А где несчастный счастье - то найдет? 
И не поймет - Телец опять обманет, 
На смертный одр придет и отберет
Всё то, что нажил тяжкими трудами.

А всякий срок имеет свой порог, 
Хоть может, ты богато жил и сыто,
Но очутился - уж таков итог,
Как в сказке, - у разбитого корыта.





Привычка



Я помню, наступали холода,
И осень,  как всегда,  была печальной, 
Болезни подступали,  как вода,  
И замерзали коркой зазеркальной.    

Моя природа, слабость ощутив, 
Команды подавала организму -
Терпеть и переждать упадок сил,
Болезнь переживая словно клизму.

Переболев недолгих пару дней,
Ну, максимум, бывало что неделю,
Я возвращался в жизнь, как мог, скорей,
Так как болеть смертельно надоело.

А в этот раз все было погрустней, 
Как будто бы программу поменяли,
Болею я уж много - много дней, 
И к этому,  похоже,  привыкаю.



Молитва эгоиста




И моё непослушное тело,
И не очень умелый язык -
Так смертельно мне всё надоело,
То, к чему так смертельно привык!

И как сам себе напрочь обрыднул!
Интереса к себе - ни на грамм.
Сам в себя,  как в могилу запрыгнул,
А вот выберусь ли теперь сам?

Омерзителен сей перекресток,
Что давно превратился в кольцо -
Жить когда-то мне было так просто
И в Твое я смотрелся лицо.

Где, когда мне Тебя подменили?
По каким  часовым поясам?
Я сдуваю с иконы слой пыли,
А под пылью в иконе - я сам. 

Ко кресту приросла моя кожа,
Но не хочет сдираться с меня,
Вот ещё один день будто прожит,
Как две капли похож на вчера.

Так спаси же меня, Авва Отче,
Мой Создатель, Господь Саваоф!
И меня, как посылку по почте
Ты отправь от меня самого!

Последнее искушение


И здесь труха,  и там труха до почек, - 
И как, скажи,  всё это исцелить?
Не проще ль взять, и под покровом ночи
Всё, словно кучу хвороста, спалить?
Прогнило всё и не на что спереться,
Надежды нет снаружи и внутри, 
Кого ты хочешь,  о, Владыка сердца,
Ещё на этой паперти спасти?   
Неужто ли Тебе с креста не видно, 
Что подлость подточила всех и вся, 
Что непредавших нет, и правит быдло? 
Последний предал с криком петуха. 
Смотри,  давно здесь дурно всё и жутко,  
Уже осквернены и сад, и храм,
И чья душа ещё не проститутка?  
И кто не осквернился по щелям?   
Кого ещё как нюшку не купили?   
Кто не продался с потрохами весь? 
Кого здесь на обмане не женили? 
И кто здесь помнит,  что такое честь?            
Кого же днем с огнем ещё ты ищешь? 
Неужто человека возжелал? 
Иль мало всё Тебе небесной пищи, 
Что Ты земную с нами возалкал?
С шестого часа тьма была без правил, 
И лишь Приговоренный простонал:
- Ты для чего, мой Бог, меня оставил?
И с криком - "Жажду! " - дух Ему отдал.



История спасения


В ней были бредни по закону, 
Любовь к пороку и греху,
Да было всё - черт ногу сломит,
Не разберешься на ходу.

В ней было долгое леченье
Души измученной и злой, 
Ну и конечно, откровенье  
О том, что есть ещё любовь. 

Что она вовсе не исчезла, 
Не сон, химера или страсть,
Что она даже и не нежность, 
А самая прямая связь.

И если есть обрывы линий, 
То кажется, что её нет,
И надо не жалеть усилий, 
Искать её, идти на свет.

И рано или поздно будет
Награда, - то за верность ей, - 
И возрождение,  как чудо
Достигнет и души твоей.

Блаженство
Я давно уж смирился на милость Твою
И рукою махнул - будь, что будет,   
Доживу как - нибудь иль погибну в бою, 
В целом,  разницы крупной не будет.
Что идти по песочку, брести ль по камням, 
В кровь сбивая разбитые ноги:
Всё - страдание в жизни, - когда Ты не дал     
Удовольствия. Счастье - убогим.
Мы познаем Тебя,  что велик Ты и благ,       
Перед самым последним мгновеньем,  
Как иссякнут запасы дорог у бродяг
И забрезжит рассвет Откровенья.
Мы познаем и радость, и  боль,  и  беду, 
Безнадежность таит наслажданье,
И уставши от прозы,  задует в дуду   
Вечный сказочник преображенья!








Комментариев нет:

Отправка комментария