суббота, 5 ноября 2016 г.

Укрощение строптивого. Альбом авторских песен

Жажда


Жил человек, венец творенья, 
Обычный,  вобщем, человек. 
А в нём стремилась к воплощенью
Мечта - суть жажда много лет. 
Живя,  искал освобожденья,  
Он жаждой мучимый своей,
Встречал её, как день рожденья, 
Но провожал лишь до дверей.
И приходя,  овладевала
Им жажда, помыслы творя, 
С неё срывал он покрывала,  
Как с ночи - тайны все - заря. 
Он раздирал на ней одежды,    
Но жажда пряталась, смеясь, 
Он домогался. Только между
Землей и небом будет страсть.      
И он всё больше распалялся, 
Она всё пряталась в кусты, 
О, сколько раз он отрекался, 
И сколько раз сжигал мосты!
О, сколько раз её метлою
Он гнал, но приходила вновь, 
Он заклинал её судьбою, 
Но если в ней жила любовь?
Она имела столько ликов!
И столько талий и колен!
Внутри жил в состояньи крика, 
Снаружи стыл в молчаньи стен.
Пытался заменить женою, 
Она ж невестой лишь могла, 
Он бил её сковородою,
Что всякий раз снимал с огня.
Её он находил повсюду, 
Когда ж не находил, искал,    
Найдя, бежал он как от блуда, 
Но всё равно не убежал.
И словно древнее проклятье, 
Она являлась всякий раз, 
Взмахнув крылами своих платьев, 
И тонко намекнув на связь.





Зима


Когда зима придёт, лютуя
На перекрестки и дома, 
Запомни истину простую - 
Зима по-своему  права. 

Правы по-своему метели
И их пособники снега, 
Что вдруг ордою налетели, 
Похоронив моё вчера.    

Правы по-своему морозы, 
Зажав меня в тиски  из льда,
Но против них есть тоже козырь -
Вода,  что с градусом огня.

И с её помощью устрою
Поминки прошлой кутерьмы,
И с обретенной пустотою
Я буду ждать приход весны.



Рутина



Полетные  условия - не очень, 
А на земле - и тишь,  и благодать:
И буду я с утра до самой ночи   
Тянуть волынку,  в перерывах - спать.

Кто скажет,  для чего нужна рутина?
Нет пищи сердцу,  пищи нет уму,
И я, словно качелей середина, 
Все крайности к статичности сведу.

Как центр всего большого мирозданья, 
Что поднимаясь,  падая,  бурлит, 
А я остался в точке прозябанья, 
Душа остановилась,  не болит. 

Не ноет,  не заходится в тревогах, 
В заботах наступающих проблем, 
Как будто перерыв в моих дорогах, 
И путник уж не занятый ничем,

Слоняется и не находит дела, 
И рад, что не швыряет,  не штормит,
Но сердце,  что совсем недавно пело,
Сегодня ни о чём не говорит.

Остыли страсти, прицепилась скука, 
Прижилась, никуда не торопясь, 
И жизнь, как  настрадавшаяся сука, 
На коврике у входа улеглась.





Укрощение строптивого


По стыкам вёсен, зим и лет 
С осеннею подкладкой    
Жизнь наложила трафарет, 
Чтобы бежала гладко.

Я одеваюсь потеплей, 
Когда зима лютует -
Лечусь бывает от соплей   
При помощи пилюлей.

Болезни, словно ритуал,
Отлеживаю чинно,
Пока ещё не доконал
Меня сей мир злочинный.

Я приспосабливаюсь жить, 
Кручусь и так, и этак    
Порой приходится повыть
До действия таблеток.

Мне эти правила игры
Уже давно знакомы, 
Учи их или не учи -
Не будет по другому.

Всё, как и прежде: ем и сплю,
Спешу я на работу -
И только новизну ценю,
Что реже год за годом.  

Одну и ту же пищу ем, 
Смотрю всё те же фильмы
Поменьше было бы проблем -
Желание бессильно.

Жизнь по рукам и по ногам
Меня связала прочно, 
Она уже не по зубам -
Не изменить нарочно.    
                                                        
Мысль не летает высоко -
Её укоротило     
Зимы холодное пальто, 
Да лето,  что не мило.     

И сколько можно бунтовать
Против земных законов?
А не отправиться ли спать
В объятия загона?

Куда бунтарь тот угодил,
Куда пропал строптивый,
Что изменить пытался мир  
На более счастливый?





Песенка ни о чем


Мне нужно для души. И кое - что для тела
Сегодня и вчера,  а может в выходной? 
Вот кошка улеглась и птица пролетела, 
А мне-то что с того? Не тянет и в запой. 
Как волны по морям, по мне бегут минуты,
И падают слова,  как лист с дерев легко,
Кто ищет для себя, а кто-то лишь кому-то
Спешит отдать себя, но только для чего?
Ты знаешь,  что отказ,  как приговор смертелен, 
Ты знаешь,  от судьбы никак не убежишь,     
Ты знаешь,  что следы останутся на теле, 
Но больше - на душе, но все равно спешишь.
Откуда он возьмись, какой-то странный голод?
Не больше он тебя, ты справишься и с ним, 
Уйдет на пару дней, останется лишь холод
Себе ли? От себя? Когда Господь един.



Наслаждение


Мы ничего не знаем без сравнения, 
Без боли никогда не знаем боль, 
И радость нам покажется мученьем, 
Когда не познакомимся с бедой.
Нам не понять значенье абсолюта, 
И не постичь размеры величин, 
Если не вычтем нетто мы из брутто,
И с карликом не встанет исполин. 
И рай вполне покажется нам адом, 
Покуда ада грешник не видал, 
Мы без довольства не поймем досаду, 
Довольным без досады ты не стал. 
И лишь одно дано без измеренья, 
Нет, ни любовь,  ни вера,  ни покой, -
Обычное плотское наслажденье
Всех несогласных убедит с лихвой.


Зов природы



Туманами покрыт осенний лес багряный, 
Плащом дождей опять укутанный к зиме, 
Но он совсем не спит, как стражник неустанный,
А сторожит себя, припав листвой к земле.                     
Он ждёт покуда лист не упадает, как в бездну,   
И ягоду к себе не унесёт барсук,
Он ждёт без укоризн, когда сюртук облезлый
Не сбросит с себя куст, повесившись на сук.
Но странно видеть мне,  что лес,  местами голый, 
Совсем не обнажится до конца, 
Так важно не забыть,  какой у птицы голос, 
Что улетает в дальние края.
Так важно не забыть цветочный запах мая,  
И как встает трава в свой рост из под земли,
Ведь вновь придет весна, желаньями играя, 
И соблазнит его и  скажет - Повтори!       
И он уйдет в запой,  в загул, в сплошное пьянство,
И станет он гулять, ходить встречать зарю,  
Всю ночь не будет спать и заниматься ****ством,
И восстановит лес всю прежнюю красу.        
А после опадет,  и вновь придут метели, 
К тому, кто сеет в плоть, зима придёт, как смерть, 
Накажет поделом, вот листья улетели, 
И птицы унеслись, спасаясь от потерь.





Грубость



Пускай вкусна вода, 
Не чувствуешь ты вкуса, 
Пускай сладка любовь, 
Ты с нею не знаком, 
Бессмыслены слова, 
Что нижутся как бусы, 
Твой голод не по ним,
Но ты не слышишь зов.

Всё стало иль дано   
Обыденным и серым, 
Но только для тебя, 
Другим оно во смак,
Всё было и прошло
За исключеньем веры,
И лишь она одна
Осталась не пустяк.

Но почему всегда
Ты говоришь словами? 
Ты разучился знать, 
Что взгляды говорят, 
Ты разучился слышать   
Паузы меж нами,
Ты разучился жить
С тех пор, как начал брать.

Но жизнь она одна -
Ни дать, ни взять, 
Послушай,  она, какая есть, 
Она не вопреки,     
От мертвого осла
Ты получаешь уши,
Сегодня и вчера,
И не видать ни зги.

А жизнь,  она течёт,   
Как кровь внутри по венам, 
Событиям не счесть
Её извечный смысл, 
Напрасно звездочёт
Считал размер вселенной,
Не видя под ногой
Отвергнутую мысль.




В небе



Большая рыба взмыла в океан
Воздушный,  где границ нет и препятствий, 
Под нею промелькнуло много стран, 
Домов и улиц, городов и наций,
И там, вверху,  где нет и языков, 
И много необжитого пространства, 
Где нет земных условностей, оков, 
Где нет ни беспробудности, ни пьянства,
Где чувствуя себя легко - легко 
В плену свободы без ярма соблазнов, 
Я причастился будущим,  в окно
Смотря и наблюдательно, и праздно.
А после приземления опять
Стал календарь листать собой,  как пальцем, 
Но что-то я такое начал знать, 
Чего земли не знают постояльцы.



Справедливость


Я знаю,  что порой нетерпелив
И что Тебя, быть может, подгоняю
Что сам я, как волна, прилив - отлив,
И как порой от этого страдаю.
Но так хочу я, Господи, скорей,
Чтоб Твоя правда в мире утвердилась, 
Чтоб песни пел не только соловей,
Чтоб каждый мог прославить Твою милость.
Но Ты смирял меня так много лет,
Что я привык, когда несправедливость
Готовит всем заслуженный обед -
Кому даст всё, кого-то - обделила,
Кому - горбушка, черствая притом,
Кому - лохмотья, где зияют дыры,
Кому - икра с искрящимся вином,
Дворцы... А у кого-то нет квартиры.
И непонятен мне Твой странный суд,
Головоломку я решить не в силах,
Лишь тот, кого уж на погост несут,
Познал Твою,  Владыка,  справедливость.



Покой


Все хорошо - не пишутся стихи, 
Все хорошо - не пишутся романы,
Все хорошо - не мучают грехи, 
Все хорошо, не составляешь планы.

Ты словно убаюкан сладким сном,
И ни к чему не нужно уж стремиться, 
Ты время переносишь на потом, 
Переставая вечно торопиться.

Рождается привычка сладко жить,
И больше ничего уже не надо, 
Ты обленился,  перестал творить - 
И это принимаешь за награду.

Ты принял всё,  что подала судьба.  
Покой. Почти кладбищенская скука
Пугала поначалу, как вдова,
Что потеряла мужа,  словно руку.

Но уже так набрыдло воевать, 
Что захотелось просто тихой жизни,
Ничто не привлекает,  как кровать,
Где ты  лежишь полдня без всякой мысли.    

О как же надоела суета,
В которой мир в своих противоречьях
Рожает, словно на сносях жена,
Свой лучший образ, грабя и калеча.

Как хорошо от этого уйти,
Укрыться в упоительных чертогах. 
Всё это ты отдал Мне, так возьми
Теперь Мое и поживи у Бога.



Урок рисования


Ты покрась траву в зеленый,
Небо выкрась в голубой,   
Нарисуй на этом фоне
Тучки,  радугу дугой, 
Ты создай всё, как и было, 
Только ярче и сочней, 
Чтоб поверил и ленивый
В счастье солнечное дней.  
Нарисуй косые струи
Проходящего дождя, 
Ничего не делай всуе
Ты, себя не торопя.
Это тоже ведь искусство
Настроенье создавать,     
Обнажить все мысли, чувства,   
Выразить и описать!
И придумывать не надо
Ничего специально здесь, 
Благодарным будь и радым
Ты всему, что в мире есть!
Ну а если станет грустно, 
Попытайся передать
Это временное чувство,
А устанешь, иди спать.
Утром с ясной головою
Снова будешь рисовать.  
Яркой бабочкой цветною
Мир раскроется опять.

Комментариев нет:

Отправка комментария